la_natalia: (Default)
Jo

Это Жозефин, маленькое чудо немецко-французского производства. Одногруппники наперебой берут её на руки и упорно разговаривают с ней на своих родных языках. Если так будет продолжаться дальше – к году Жозефин станет полиглотом. За мной в детстве очередь из иностранцев почему-то не стояла, поэтому языковые навыки приходится нарабатывать на старости лет. И когда университет предлагает бесплатные курсы, моя любопытствующая натура тут же на них записывается. Пошла на «Французский для продвинутых», нескромно решив, что достаточно продвинута, чтобы заниматься с мэтрами. Оказалось, группа из двенадцати человек имеет достаточно слабое представление о французской грамматике и лексике. И всё трёхчасовое занятие сводилось к повторению полутора фраз а-ля «Я бы хотела купить белую рубашку».

Преподавательница – эксцентричная француженка средних лет – нечаянно стукнулась головой об оконную раму, закрывая окно. И когда сочувствующие студенты ей принесли пакетик со льдом, положила его на макушку, обернула голову цветастым шарфом через подбородок и радостно заявила: «Я пасхальное яйцо!» и «Лёд на голове – это модно!» Часть занятия она посвятила рассказам о собственной жизни. Почему-то на немецком языке. Нового о французском я, к сожалению, не услышала. Зато узнала, что мадам изучала русский и всегда отрезает этикетки с одежды, купленной во Франции, потому что тамошние размеры одежды не соответствуют немецким,  и ей не хотелось бы, чтобы в Германии её считали толстушкой. А «опечатки» на доске она объясняла тем, что правая рука иногда пишет сама, не советуясь с хозяйкой. Ну что ж… Сразу после занятия отправилась на поиски компьютера, чтобы отписаться от курса. Придётся просить Надеж объяснить мне сюбжонктив и кондисьональ. Или искать француза, который возьмёт меня на руки. У Жозефин вон неплохо получается.

Кстати, в Бонн наконец пришла весна (хотя по плану пора бы уже и лето). Моё отношение к этому городу напрямую зависит от погоды в нём. Хмуро-серое небо и затянувшийся дождик с самого раннего утра делают меня членом оппозиционной Бонну партии. Но как только появляется солнце, одуванчики на газоне, чирикающие птички и сумасшедшие велосипедисты – я внезапно готова отдать бывшей столице душу, руку, сердце и прочие части тела. Идёшь ранним утром вдоль Рейна, жмуришься от солнышка, в одной руке – стаканчик кофе, в другой – рука подружки-иорданки… И всё бы ничего, но идём мы не гулять, а в библиотеку. Потому что магистерская. Уже к обеду в библиотеке бывает сложно найти свободное место – кругом студенты с книгами, тетрадями и ноутбуками. Кто-то строчит сообщения в фейсбуке, кто-то – погружён в чтение толстых справочников. Говорят, что во время сессии здесь сидят даже на полу или приходят занимать стулья в 8 утра. Спросила друга из России, сколько раз за свою университетскую жизнь он был в библиотеке. Он сказал: «Три. Два из них – за справкой, что ничего не должен». И вот сегодня, несмотря на солнце и птичек, в моих планах было пойти присоединиться к студентам со справочниками, но неожиданно случился первомай – фигвам называется. Все приличные учреждения закрыты. Буду мучать Надеж кондисьоналями.
la_natalia: (n)
7 вечера. Бонн. К остановке подъезжает автобус. Забит под завязку – как в Ульяновске в час пик. Нахожу относительно свободное местечко, цепляюсь за поручень – каблуки насилуют пятки, сумка перекашивает позвоночник. Ещё бы: в ней кроссовки, нетбук, книжка про Шерлока Холмса и ворох косметических принадлежностей, купленных утром. Вокруг – в основном люди в костюмчиках и с портфельчиками. Судя по всему, разных национальностей. Неудивительно. Возле моей остановки – офис ООН, DHL, и ещё несколько международных компаний.

Рядом сидит парень. Предположительно, из Индии. Слушает музыку со смартфона. Уступать место девушкам – если только они не беременные, или им не за 60 – мужчины разучились много лет назад. Но я не гордая – постою. Да и ехать минут 10. С другой стороны от него, у окошка, стоит паренёк в кепочке «Найки». Внезапно делает знак руками: сними, мол, наушники, поговорить хочу. Сидящий послушно снимает.

- (на немецком) Ты из Индии?
- (на немецком) Да.
- (на немецком) А как ты думаешь, откуда я?
- (на английском) Извини, я не говорю по-немецки.
- (на немецком) Ох, тьфу ж ты. Как же там на английском-то… (медленно, видимо, вспоминая школьный учебник) You don't speak German?
- (на английском) Совсем немного.
- (на немецком) Я из Сирии. Курд.

Разговор продолжается на смеси ломаного немецкого (сириец-курд в кепочке «Найки», по его словам, три месяца в Германии и языком владеет на базовом уровне) и рваного английского. Индиец здесь уже 2 года, но немецкий выучить пока не удосужился. Рядом стоящие и сидящие прислушиваются к диалогу.

- (на немецком) Что изучаешь?
- (на английском) Нейро… ну… мозг.
- ?
- (на английском) Как же по-немецки «мозг»?

Индийский собеседник поднимает глаза на меня. Я перевожу. Сириец-курд качает головой: «Мы ещё не изучали такое слово». И продолжает: «Мне очень приятно…» Судя по взгляду индийца, понять эту тарабарщину он не в состоянии. Внезапно сирийца озаряет: «Погоди, ты же, наверное, поймёшь на курдском!» И произносит некую фразу, медленно и чётко выговаривая слова. Индиец радостно кивает и повторяет ту же фразу, но уже на своём языке (предполагаю, что хинди). Звучит действительно похоже. Ура. Коммуникация состоялась. Моя помощь больше не нужна. «Bonn Hauptbahnhof. Bonn Central station», - эротичным голосом говорит механическая женщина-билингва, чтобы понятно было всем пассажирам. Автобус останавливается.

- (на немецком) Был рад с тобой познакомиться! Переведи ему, пожалуйста.
- (на английском) Я тоже.
- (на немецком) Ах да, как же я мог забыть эту фразу: Nice to meet you!

Машу обоим руками и выхожу. Вывода у истории нет. Или несколько. От «надо учить иностранные языки» до «мир, дружба, жвачка». Думайте сами.
la_natalia: (n)
Винегрет доходит до кондиции в холодильнике, праздничное платье уже выбрано, а за окном начали взрывать петарды. Правда как-то скромно начали: один-два грустных «бабаха» каждые двадцать минут. Утром искала варёную свёклу для винегрета. Один магазин предлагал маринованные свекольные «шайбочки», другой – сырой вариант. Шайбочки – таблица Менделеева на вкус, да и в салате смотрелись бы неэстетично. А сырой вариант не поместился бы в мою единственную кастрюльку, в которой уже предполагалось варить картошку с моркошкой.

Нужные мне упаковки нашла в третьем магазине, правда, под знаком «био». То есть не просто свёкла, а чудо-свёкла. В компании с био-морковкой (нормальной в магазине тоже не осталось) должны были сложиться в чудо-винегрет. Настрогала корнишончики, порезала картошечку, засыпала горошка зелёного, экспериментально добавила фасоли, сдобрила солью и травкой, залила оливковым маслом и….. взгляд радует, а на вкус – так себе. «Русского духа» нет. Ну или я поварёшка посредственная. Не спасли био-овощи.

Показывала недавно знакомому немцу фотографии из России. Дошла до любимого Помряськино – деревенька такая, под Ульяновском. Там у родителей  моей драгоценной Катерины – домик, банька и несколько соток всякой радости в виде огурцов, петрушки и комаров. Райское место! На одной из фотографий – живописная грядка с помидорами. Всё честь по чести: рядочками стоят деревянные палочки, к ним привязаны зелёные стебельки, и кое-где со стебельков свисают пока ещё незрелые овощи.

Немец посмотрел и вместо того чтобы, как я, растрогаться и пустить скупую мужскую слезу, начал улыбаться. «А чой-то помидоры в России какие кривые?» Для него всё то, что не в форме идеального шара красного цвета – уже не томат. И начала я ему, горемычному, рассказывать, что помидоры, они ведь и вытянутые могут быть, и на сердечко бывают похожи, и даже на человечка. Собираешь их зелёными, раскладываешь на газетке дома, и они дозревают понемногу. А если невтерпёж ждать – хватаешь самый аппетитный, присыпаешь мякоть солью и в рот. Кайф! Посмотрел немец на меня недоверчиво и говорит: «Вот так вот просто, без ничего? Это же невкусно». Ну да, по местным био-помидорам только геометрию в школе изучать. Жевать их можно лишь в составе салата.

Надеюсь, мой био-винегрет в холодильнике «дойдёт» и через пару часов под горячительные напитки, увеселительное настроение и чудо-свечи (так тут называют Бенгальские огни – Wunderkerzen) будет съеден друзьями подчистую. С Новым годом!
la_natalia: (n)
... и тут же ушла. Снег растаял, мороз растворился, небо затянуло дождевыми тучами. Серо, хмуро, мокро...
Но я успела сделать пару фотографий улочки недалеко от дома и поулыбаться снежинкам - ненадолго почувствовала себя как дома.

beuel
beuel2
beuel3
la_natalia: (n)
kirche

Наташа искала мне чемодан «на века». В её понимании он должен был быть обязательно стильным, непременно вдохновляющим и на четырёх колёсиках. Я хотела просто крепкий, просто вместительный и чтобы он одновременно помещался на полочку в самолёте. И, скорее, не красный. Этот цвет меня почему-то пугает. Но я не настаиваю. Гораздо сильнее меня пугают полки магазинов, забитые дорожными сумками. Расставленные согласно цвету и размеру, они громко кричат: «Возьми меня!», и я готова, зажмурив глаза, схватить то, что подвернётся под руку, и позорно бежать к кассе.

Наташу же чемоданами не напугать. Перелёты и переезды в обнимку с багажом в её жизни случаются едва ли не чаще, чем у премьер-министра Медведева. Поэтому она, слава чемоданным богам, тут же взяла быка за рога: начала методично доставать подходящие экземпляры с полок, отпуская короткие комментарии эксперта: «слишком дорого», «слишком скучно», «а вот это симпатично». Мне оставалось лишь «примерять» прошедшие строгий контроль чемоданчики перед зеркалом.

Где-то между пластмассовым синим и тряпичным чёрным за нашими спинами раздался голос: «Девочки, а мне поможете?» На русском. Соотечественник в вязаной шапочке (позже Наташа почему-то окрестила его Владимиром) недоверчиво смотрел на большой серый чемодан типа «ракушка» и явно не был уверен в своём выборе. Наташу уговаривать не пришлось. За 2 минуты гость из Саратова получил консультацию по высшему разряду: что в чемодане сделано удобно, что не очень, и в каких пиджаках эту «ракушку» надо катать. Лже-Владимир расчувствовался, наклонился к Наташе и доверительно спросил: «А как Вы думаете, мне подойдёт красный шарф? Он будет выгодно оттенять цвет лица?» На что тоже получил обстоятельный ответ. Хотя позже, выйдя из магазина, мы с Наташей похихикали всласть. Простите нас, владелец нового чемодана! Надеюсь, шарф Вы тоже купили!

«Обмывать» свою новенькую сумку на колёсиках я поехала в Баварию. После трёхдневной конференции, о которой надо писать отдельный пост, решила исследовать Мюнхен. Всё сложилось как нельзя лучше: билет удачно обменяла, нашла гостеприимную Наташу (женщины с этим именем определённо приносят позитив в мою жизнь!), которая выделила мне уголок в своей квартире, вкусный салат на ужин и овсяную кашу утром. Одногруппник Тильман организовал чудесную вечернюю экскурсию по центру города, завершившуюся чашечкой кофе в маленьком кафе. А испанец Давид составил компанию в обед и посадил на поезд.

В целом, Мюнхен – это тот же Бонн, но повнушительнее (надеюсь, жители обоих городов это не прочитают). Разве только вместо привычного «халло» баварцы говорят тебе «сервус», а вместо «гутен таг» - «грюсс готт». Кассирши в магазинах и сотрудники информационных «столов» вообще предпочитают не здороваться и смотрят на тебя как на надоедливого комара. Обо всех не говорю, но те, что встретились мне, вели себя достаточно недружелюбно. Может быть, потому что я рефлексивно говорила им «халло» (понаехали тут…)?

Здесь считается особым шиком ходить по городу в национальном баварском наряде с кисточкой на макушке и хранить в любимой пивнушке под замком собственную именную кружку. Пиво здесь пьют "массами" – то есть литровыми стаканами (караул!), зато в известной кофейне в центре города может запросто не оказаться пирожных (дважды караул!). Когда же я, наивная душа, сравнила костюм Октоберфеста с костюмом Кёльнского карнавала, Тильман – обладатель баварских корней, кстати – испуганно попросил говорить потише. Окружающие баварцы могут такого не простить.

В городе светило солнышко и было как-то совсем не по-ноябрьски тепло. Рождественские будочки и ёлочки только начали устанавливать, а на улицах уже – толпы жаждущих выпить кружечку глинтвейна. Не протолкнуться. В витринах дорогих магазинов, каких здесь ну очень много, - новогодние мотивы: ёлки, шарики, снежинки и зайчики. Вдоль дороги припаркованы блестящие чёрные джипы (как в Ульяновске! :) ), а русскую речь за несколько часов прогулки я слышала не менее десятка раз.

В Мюнхене – много львов, бронзовых, каменных, пластмассовых. Прохожие трут им носы – на счастье. Главный храм города – собор святой Богородицы - завешан строительными лесами. Внутри – опять толпы. Смотрят на отпечаток ступни дьявола, который, по поверью, проиграл в споре со строителем церкви, топнул ногой и улетел. Я ожидала увидеть кругленькое копытце, а обнаружила след от обычного башмака, вполне нейтрального размера. Расстроилась.

Вообще, я какой-то неправильный турист. Пива не попробовала (хотя Тильман и привёл в известный Хофбройхаус – Октобрефест в миниатюре), сосиску-колбаску не съела, кренделёк не купила. Зато посетила музей – Новую пинакотеку. Пошла прямиком в последние залы, к любимым импрессионистам и символистам. Ван Гог, Гоген, Ренуар, Дега, Писсаро, Климт – очень приятная коллекция. Воскресный билет стоит всего 1 евро. Поэтому ближе к обеду в галерее – аншлаг. Жаль, что не было времени навестить другие музеи. Но я же ещё вернусь?

Тем более «вдохновляющий» чемодан у меня теперь есть.

gorbusha

фотоМюнхен )
la_natalia: (Default)
Камерунец Жак прощается со мной исключительно по-русски: «Пока-пока».
Колумбийка Хул… назовём её Джульета вежливо говорит: «Спасибо
Немец Тильман машет рукой моей подруге в скайпе и кричит: «Меня зовут Тильман!» и упорно пытается произнести "У меня нет проблем. Я сам проблема".
Доминиканец Габриель, вспоминая о России,  радостно рычит «Ррррррюкзак!». Очень нравится ему это слово.
Иорданка выучила пока только «Да» и «Нет» и невпопад произносит их, когда слышит разговор на великом могучем.
И одна только француженка Надеж пишет мне мэйлы на почти правильном русском языке. Старательная девушка не расстаётся с учебником. Он – всегда в её ррррюкзачке (привет, Габриель!)

А иногда все эти люди начинают рассказывать истории из жизни своих стран. И тогда от интернационального информационала или информационного интернационала кружится голова.

Мексиканка О.: В Мехико-сити очень много людей и машин. В городе – постоянный смог. Дышать невозможно. Власти ввели ограничение на вождение машин с определёнными номерами по некоторым дням недели. Например, если номер твоего авто заканчивается на 8, тебе нельзя въезжать в город, допустим, в среду и пятницу. Что делают люди? Покупают вторую машину.

Индиец А.: Врачи, стоматологи, например, у нас иногда принимают прямо под открытым небом. Ну а почему бы и нет. В кварталах победнее. Денег на оборудование кабинета не хватает. Кстати, бывают случаи, когда пациенту вкалывают что-то наркотическое. Потом он просыпается без почки. А почку уже продали. Зарабатывать же как-то надо. Есть всем хочется.

Афганец Р.: Чтобы моя семья смогла приехать в Германию, жене надо выучить немецкий. А она даже на родном дари писать не умеет. В её деревне девочкам запрещали ходить в школу.

Индонезиец С.: Помню, когда был маленьким – под окнами постоянно стреляли. Мне даже страшно не было. Привык. Однажды родители пошли в церковь за углом, а в магазин рядом с церковью бросили гранату. Мама тогда очень испугалась. А как-то ехали с друзьями вдесятером на одной машине. Кто-то в салоне, кто-то – на крыше. И тут нас останавливает местная банда: парни с ружьями. Тех, кто сидел на крыше, сняли и ружья в живот: Деньги гони. Я был среди них. Пришлось все отложенные запасы отдавать. Кстати, после цунами у нас поспокойнее стало. Люди как будто опомнились.

Египтянка И.: Мужчины пристают к женщинам в транспорте. Обычное дело! И неважно, в платке ты или нет. Народу в Каире много, в автобусах мест нет. Все стоят впритирочку. Один по пятой точке рукой проведёт, другой что-нибудь похлеще сделает. И попробуй докажи что-то. Тебя же потом на смех и поднимут. Недавно пустили современные автобусы с кондиционерами. Ездить на них безопаснее, но стоимость проезда в несколько раз выше – 2 фунта на человека. Теперь там парочки развлекаются. Дают водителю бумажку в 5 фунтов на двоих со словами «сдачи не надо» и уходят в конец салона. Водитель делает вид, что всё прекрасно. Парочки наслаждаются. И только свидетели-пассажиры возмущаются. У нас даже фразеологизм появился: «Проезд за 5 фунтов»

Сьерра-леонец А-Б.: У нас добывают алмазы. Много алмазов. И если знать подход к добытчикам – бензин им там по дешёвке продать или ещё какие-то услуги оказать – то алмазы можно купить у них за смешную цену. А потом перепродать. В десятки раз дороже. Я так зарабатывал.

Не знаю, что из того, что они рассказывают, правда, а что – приукрашенная правда.
la_natalia: (Default)
Молодой мужчина с рыжей бородкой в рыжей машине убирает сухие рыжие листья с набережной Рейна. В 9 утра уже светит солнце, но прогуливающихся парочек пока нет. Есть вдохновляющие на занятия спортом бегуны и велосипедисты в костюмах и белых рубашках, которые с удивительной скоростью крутят педали, чтобы успеть в свои офисы к началу рабочего дня, выпить традиционную чашку кофе и сесть до вечера за монитор.

Я тоже на велосипеде. Почти месяц он прятался под козырьком дома от проливного дождя. Осень в Бонне начиналась как-то грустно. А сейчас уже неделю днём около +23 – грех не выгулять моего фиолетового друга. Пусть даже в туфлях на каблуках. В велосипедной корзинке лежит учебник испанского и тетрадка. В наушниках неожиданно играет Земфира: «Моей огромной любви хватит нам двоим с головою». И очень хочется с ней согласиться. Хорошо, что на набережной пустынно и никто не слышит, как я подпеваю.

По-моему, это прекрасный понедельник, чтобы составить october resolutions и в очередной раз начать новую жизнь.
la_natalia: (Default)
Пытались с одногруппницей из Каира объяснить значение словосочетания "Бытовая коррупция" немцу. Немец, конечно, знает, что такое коррупция. Но как-то слишком глобально мыслит. Миллионы евро, международные скандалы, известные политики и прочее и прочее - ну дитё малое, право слово.

"Нет, дорогой, всё проще, - говорит ему египтянка. - Едешь ты по трассе, превысил скорость, а тут ап! полицейский. Давайте, говорит, штраф оформлять. Допустим, 300 фунтов. Ты ему аккуратненько предлагаешь 100, он охотно берёт. И все расстаются счастливые".

Вроде вполне логичная схемка. И на российских дорогах, бывает, неплохо действует. А немец глаза плошками округлил и заявляет: "Ну это же совсем непрактично! Зачем полицейскому подвергать себя опасности за 100 фунтов, если штраф - 300. А водителю надо заплатить больше, чтобы на него не повесили штраф! Ему же, можно сказать, услугу тайком оказывают!".

Так и не понял. по-моему. Как египтянка не билась.
la_natalia: (n)
В ужасной осенней серости Бонна есть несколько маленьких приятностей. Например, можно надеть тёплые носки и пижаму в мишках, закутаться в плед и радоваться, после того как долго-долго бежал домой под дождиком от подруги. Или удивляться тому, как прямо перед твоими глазами за окном офиса выскочила яркая радуга. Причём самое-самое её начало, под которым по легенде закопан горшочек с золотом. Или, стуча зубами от вечернего холода на остановке, вспоминать прошлые выходные в Италии.

goroddva

В Вероне я оказалась совершенно неожиданно для самой себя. Измученный экзаменами организм жаждал одиночества подальше от западной Германии. Пять минут на оформление "blind booking", 20 минут на электричке от дома до аэропорта, потом здоровый сон в самолёте, ещё 20 минут на автобусе до центра Вероны. И можно вставать в очередь, чтобы пощупать потрёпанную бронзовую Джульетту за грудь. Товарищ Шекспир и не догадывался, сколько денег будут приносить туристы в казну города благодаря его "самой печальной на свете" повести.

Италия - не Германия. Это я поняла сразу. Во-первых, светит солнце. Во-вторых, итальянки похожи на женщин! Бусы, шёлковые платочки, сумочки, тщательно уложенные кудряшки и цок-цок-цок шпильками даже по брусчатке. Сразу хочется купить себе платье и накрасить губы. В-третьих, мужчины платят за женщин в ресторане (сколько ни топай ногами!)."I don't speak English", - говорит он тебе на настойчивую просьбу взять деньги. Хотя за минуту до этого рассказывал на английском историю Вероны. "А ты говоришь на итальянском? Нет? Ну вот и всё. Хочешь тирамису?". И никаких лишних поползновений в твою сторону.

Велосипедистов мало. Сплошные скутеры. На скамеечках перед церковью самозабвенно целуются парочки, и кругом признания в любви: на стенах, балконах, парапетах. Парижу такое и не снилось. Потрясающе бирюзового цвета река Адидже, огибающая центр города. Фонари горят здесь даже днём. Жители выгуливают маленьких собачек. А вдоль набережной - кусты роз.

Сменить сапоги со следами боннского дождя на лёгкие тапочки и нырнуть в первый переулок. Заблудиться в переплетении узких улочек, слушая звон колоколов. Подальше от туристов, подальше от всех. Главное, быть осторожным, переходя дорогу: страстные водительницы и водители могут проигнорировать пешеходный переход. В тратториях по-итальянски шумно. Здесь не умеют тихо говорить, уткнувшись в тарелки. "- Вина! - Красного или белого? - Красного! Две бутылки!" Кричат друг другу официантка и посетитель с разных концов стола. Проходя мимо очередной желатерии, не можешь удержаться и покупаешь несколько шариков итальянского мороженого в вафельном рожке. Садишься на ступеньки жилого дома и смотришь на прохожих, жмурясь от октябрьского солнца.

Час умиротворения в очаровательной базилике Сан-Дзено. Необычная статуя святого Зинона - улыбающегося покровителя города с рыбой в руках - и старинная фреска "Тайная вечеря": по столу перед апостолами бегут чёрные скорпионы. Здесь удивительно тихо для столь известного места. Вечерний концерт в Арене. Субботний рынок на мосту перед крепостью Кастельвеккио, приятным воспоминанием о котором стала пара бело-бирюзовых серёжек.

Плутая в гордом одиночестве по уличным хитросплетениям, случайно обнаружила Колодец любви. Не единой души вокруг: туристы больше полагаются на прелести Джульетты. На всякий случай кинула монетку. И через пару часов получила сообщение от человека из прошлого: "Ich vermisse dich". Человека, отношения с которым давно должны были завершиться. Человека, от которого подобного выражения эмоций нельзя было и ожидать. Как тут не поверить, что Верона творит чудеса. А по моему окошку на крыше дома опять стучит дождь.

signver
фотографии романтичного города )
la_natalia: (Default)
Чувствую себя соучастницей преступления - вооружённого налёта средь бела дня с кучей заложников и парочкой огнестрельно раненных. Это я, конечно, самую чуточку преувеличиваю, но совесть моя продолжает монотонно бубнить.

Бонн – город, в котором кабриолеты оставляют на улице «незастёгнутыми» – без крыши то бишь. Опущенные стёкла у обычных автомобилей на стоянке – привычное дело (видела не раз), а если забыть кошелёк в кафе, то, вполне возможно, тебе его вернут и, может быть, даже с деньгами. Исключения, конечно, бывают. Особенно в парочке неблагополучных районов, но в целом тенденция понятна.

И вот… прихожу я субботним днём в Старбакс в самом центре города. На самом деле я не великая любительница этой американской сети, но есть у неё одно значимое преимущество: в большинстве кофеен старбакс можно воспользоваться бесплатным вай-фаем, чего в Германии обычно ой как не хватает. Это в Ульяновске беспроводного интернета столько, что его в трамваях пенсионерам на сдачу дают, а здесь, говорят, правила строгие.

Беру чашку чая. Ищу свободное место. Народу – тьма, все столики заняты теми, кому в субботу днём срочно понадобилось проверить страничку в Фейсбуке. Вижу – свободное кресло, на спинке лежит куртка. Слева – милая парочка, ведущая диалог на английском, справа – рыжая бабулька с красными губами. Спрашиваю: свободно? Бабулька кивает головой и бормочет что-то непонятное. Ну что ж, думаю, современная бабушка, наверное, раз кофе тут пьёт. Улыбаюсь в ответ и берусь за ноутбук. Бабулька смотрит на меня, смотрит, потом внезапно чётко произносит (на немецком естественно): «Теперь пора идти», берёт куртку со спинки моего кресла и уходит. В голове мелькает шальная мысль, что старушка-то уже была в верхней одежде, и вторая куртка ей вроде бы и не к чему. Но тут же решаю, что кто-то ждёт её снаружи. Продолжаю писать письма.

Место старушки занимает блондинка-немка. Проходит минут 15. Парочка справа поднимается, парень поворачивается и хватает мою куртку. «Не-не-не», - говорю я ему, - «своё добро не отдам!». Он делает круглые глаза и… теряет дар речи. Ни под столом, ни на столе, ни за креслом его кожаной тужурки нет. Правильно – ушлая бабулька уже давно убежала на какой-нибудь китайский рынок сбывать наживу. Объясняю парню ситуацию. Он в свою очередь сообщает, что сначала он сидел на этом кресле, а потом передвинулся к девушке. На рыжую дамочку внимания никто не обратил…

Через час, когда я собралась уходить, парень всё ещё стоял у дверей уже без подружки, наивно ожидая, что бабуля подправит яркий макияж и вернётся с повинной. Глаза так и остались по 5 копеек – никак мальчик-зайчик не думал, что кто-то может вот так легко ограбить его в Старбаксе. Не знаю, ждёт ли он там до сих пор, но моя совесть продолжает шебуршить. Хотя я вроде бы ничего плохого и не сделала, разве только про вооружённый налёт слегка приврала.

А вообще проблема в том, что в Бонне похолодало. Ветер, дождик – настоящая осень. Не то, что солнечный сентябрь прошлого года. Вот и приходится по кафе в куртках ходить. И ещё у меня завтра экзамен. Но читать лекции уже нет сил… По этому поводу совесть почему-то нагло молчит.
la_natalia: (Default)
Стресс принято заедать. Бублики, например, - отличное средство против хандры, а килограммовая банка Нутеллы на раз превращает законченного пессимиста в оптимиста с радужными перспективами и слипшейся попой.

Поэтому совсем неудивительно, что после очередного предэкзаменационного марш-броска (каждое утро с 8.30 до 12) мы пошли обедать в био-кафе. Био–кафе – это такое кафе, где еду готовят исключительно из органических продуктов. То есть морковки получают с грядок, посыпанных витаминками и толчёными алмазами (судя по цене), а поросят, до того как удостоить чести быть поданными на стол, кормят фуа-гра и ананасами в шампанском. Био-ананасами в био-шампанском. Я-то могу и некошерными фалафелями во время экзаменов питаться. Однако в наших стройных учебных рядах скоро появится агукающее пополнение французско-немецкого производства, и будущая мама Элеонор побаивается подхватить какую-нибудь совсем не нужную в её положении инфекцию в сомнительных заведениях.

Слегка пресный красавец-официант (наверное, с тех же био-грядок) принёс мне свекольный супчик, ценой в 4 фалафеля, французская мамочка получила бобовый суп с миниатюрной сосиской, а наша боевая подруга – немка Юлия – заказала на свою беду какой-то супер-полезный гамбургер. Котлетка в булке, названная официантом говядиной, быть таковой, видимо, не желала. Может быть, в прошлой жизни это была высокодуховная корова, которой на ночь читали сонеты Шекспира, но мясо мясом не пахло, имело желтовато-чечевичный оттенок и совершенно не мясную консистенцию. На интеллигентное возмущение Юлии пресный официант и бровью не повёл, сказал гордо: «Это говядина – 100%», - и повернулся к нам своей мускулистой спиной, ясно обозначив завершение дискуссии. Юлечка грустно дожевала свой подозрительный бутерброд и как-то неожиданно быстро охладела к био-ресторанам.

Эх, вообще-то я хотела написать о любви, а получилось опять про еду. Есть у меня одна теория: любовь – она рождается в желудке. Сердце тут вообще не причём – гоняет себе кровь туда-сюда. А бабочки от сильных эмоций порхают именно в области живота. Настоящая любовь должна закончиться гастритом или какой-нибудь язвой желудка. Ну или двенадцатиперстной. Поэтому Нутеллу тоже лучше любить в разумных количествах. Шучу, конечно.

В связи с этим – ещё один перевод испанского текста: песня Шакиры, у которой, как и у нашей Элеонор, любовь закончилась счастливой беременностью. Ура! :)
любовь и био-морковь )
la_natalia: (Default)
Когда в приятный весенний вечер у девушки перестаёт работать ноутбук, девушка впадает в панику. Это я о себе. Оружие массового воскрешения Ctrl+Alt+Del не помогло. Кнопка Reset тоже оказалась бессильна. Других способов доказывать Виндоусу, кто здесь хозяин, я не знала. Система загружалась, радостно показывала мне котика на рабочем столе, ворох разнокалиберных иконок и замирала, игнорируя мои истеричные стуки по клавиатуре и дёрганья мышкой. Можно было, конечно, воспользоваться наивным «выключу, а завтра заработает», но именно в этот момент компьютер был мне жизненно необходим. Пришлось впадать в панику.

К счастью, тогда я жила в общежитии. А это автоматически означает повышенную концентрацию программистов и компьютерных экспертов на один квадратный метр. Во всяком случае, на небольшой международный консилиум в моей комнате участников набралось достаточно.

Как оказалось, программисты с полуслова понимают друг друга. В их обществе царит такое единодушие, что несчастные лингвисты, журналисты и политологи могут им позавидовать. Врачи из сказки про Буратино тоже. Делегаты из Венесуэлы, Индии, Азербайджана и Ирана снисходительно посмотрели сначала на меня, потом – на мой ноутбук и в один голос заявили: «Виндоус – фуфло. Билл Гейтс – какашка. Чего ты хотела? Форматировать!» И уточнили, что с Линуксом бы таким проблем не было. А узнав, что это Виста, вообще махнули на нас с компьютером рукой. В общем, «пациент скорее мёртв, чем жив». По их уверенному тону я поняла, что разговор окончен, и диагноз с приговором обсуждению не подлежат.

На форматирование я решалась 4 месяца. Пусть и Виста, зато родная и лицензионная. Всё-таки 3 года были вместе. Не хотелось разрывать отношения из-за того, что кого-то назвали какашкой. Летом пользовалась маленьким нэтбуком. А за нужными файлами лезла на старый компьютер в безопасном режиме. Женская логика во всей красе.

И вот на прошлой неделе дозрела. Для проведения операции выбрала программиста из Венесуэлы. Он покорил виртуозным знанием родного испанского языка, наличием седьмого Виндоуса (что, честно говоря, противоречит его жизненной философии) и необъятностью тела. Смущало лишь то, что недавно Луис приобрёл какой-то из последних айфонов. Все мои знакомые программисты из менее испаноязычных стран яблочные смартфоны любят примерно так же, как и виндоусы, и из принципа покупают что-нибудь андроидовидное. А то и вообще сидят со старой нокиа, радуются жизни и придумывают новые обзывательства в адрес американских капиталистов.

Может быть, Луис и неправильный программист, но виндоус мне переставил и файлы восстановил. Предложил ещё поменять клавиатуру, потому что «не фурычит», но я решила, что революций на один раз нам с компьютером достаточно. Поэтому расплатилась с ним пельменями из русского магазина (пряники не взял, мотивировав диетой) и согласилась на предложение поужинать в афганском ресторане с его друзьями и моими бывшими соседями по совместительству.

Афганский ресторан, кстати, - это невероятно душевно! За 10 евро тебя накормят вкуснейшими домашними блюдами в безлимитных количествах, а напоследок угостят чаем со специями и потрясающим десертом. После него начинаешь понимать безграничную афганскую душу, теряешь дар речи и лишь повторяешь волшебное слово «ташакур» - «спасибо». А если пойти в это райское место с афганцем Реза, то неожиданно на столе начинают появляться манты, кебабы и прочие маленькие мужские радости. Реза здесь – любимый гость. Специально для него старенькая бабушка владельцев ресторана колдует на кухне над особыми блюдами, а симпатичная хозяйка постоянно подбегает к нашему столику и дарит лучезарную улыбку. И вот пока мужчины, рыча от удовольствия, расправляются с кусками мяса, Наташа ковыряет вилочкой свои вегетарианские баклажаны с рисом и думает о десерте. Не знаю, как там у буддистов, но для меня нирвана выглядит именно так.

Сейчас же, благодаря отзывчивым венесуэльским программистам, я сижу в обнимку с двумя работающими компьютерами и пытаюсь сделать самый важный шаг в подготовке к экзаменам: выучить то, что читала всю прошлую неделю. Но вместо эмпирических методов и теорий коммуникации думается почему-то об афганских баклажанах. Эх, ташакур!
la_natalia: (Default)

На Бонн внезапно шлёпнулась жара. Градусник возле дома показывает +31 вечером. Не пишется, не читается, не спится. Круглые сутки из Рейна торчат чьи-то макушки. Продвинутые местные жители спасаются вот этим :)

original

В двух шагах от дома обнаружила русский магазин – удивительное явление на стыке двух миров, культур и цивилизаций. На полках – пиво Балтика, халва, сгущённое молоко, пряники и кукурузные палочки. Есть даже родные чебоксарские конфеты. Цены в евро, подписи в латинской транскрипции: Gurken «Derevenskie ostrie». Кругом русские семейные пары с огромными арбузами и дынями. Покупать арбузы порезанными и завёрнутыми в полиэтилен - моветон. Русские выбирают тот, что побольше, позвонче – есть ещё какая-то сложная теория насчёт хвостика и «попки» - потом под мышку и домой. Разговоры в магазине – смесь русского и немецкого: - Чай хороший? - Да, 300 бойтелей (beutel – пакетик) - Ой, он в бойтелях? Я думала листовой.

Девушка на кассе: гелевые ногти, голубые тени, крестик на груди. Ожидаешь «Здравствуйте, пакет нужен?». А она: «Zwei und zwanzich Euro, bitte». И в моей голове опять что-то щёлкает. Кстати, цены там вполне даже ничего. И бородинский хлеб прекрасный. Надо заходить почаще :)


помидорки, конфетки, Принцесса Гита :) )

la_natalia: (Default)
То, что немецкие врачи – волшебники в белых халатах, знают все. Они и сердце по кусочкам соберут, и голову на место прикрутят – ещё краше станет. Мне, видимо, здесь попадались доктора, которые в молодости хотели стать тромбонистами или испытателями ядерных боеголовок, но то ли тромбон оказался чересчур требовательным инструментом, то ли на боеголовки открылась аллергия – неудавшиеся специалисты решили надеть белый халат и перенести любовь к миру на своих пациентов.

Впервые к врачу в Германии я попала из-за собственной незрячести-косолапости-невнимательности. Специалистов по лечению этих болезненных недостатков не нашлось, поэтому меня доставили к хирургу. Вместо пропуска – синий мизинец: неудачное ночное знакомство правой ноги с креслом. Почти как в кино: упала, очнулась, гипс. Только очнулась я не в больнице, а в собственной кровати с подозрительно большим и цветным пальцем ноги.

Дядя-доктор оказался бывшим учеником моего немецкого «дедушки». Одного взгляда на евроремонт и секретаршу в приёмной хватило, чтобы осознать, что я нахожусь в приличнейшем заведении. В лучших традициях российских больниц меня взяли за белы рученьки и провели кабинет без очереди. Боль в мизинце как-то заглушила скулящую совесть. Дядя-доктор взял мою ногу, посмотрел, повертел, заявил: «Скорее всего, трещина», попросил у медсестры какой-то белый медицинский скотч, прикрутил мизинец к соседнему пальцу и сказал: «Свободна! Много не ходи». На мой тихий вопрос о рентгене он строго ответил: «Нету у нас такого. Дорого слишком». Может быть, конечно, я пропустила что-то важное – мои знания немецкого тогда ещё не позволяли стопроцентно понимать серьёзных мужчин в белых халатах. Поэтому поблагодарила и поковыляла домой штудировать немецкий медицинский справочник. До отъезда домой оставалось две недели. Рентген-аппарат в российской больнице подтвердил профессионализм строгого немца. Трещина осталась на своем месте.

Второй раз пришлось идти к стоматологу. Где-то между Афинами и Дельфами за пережевыванием оливок размером с кокос я неосмотрительно потеряла пломбу (фи!). Доехав до родного Бонна, побежала лечиться. Секретарь в приёмной с евроремонтом выдала мне кучу бумаг и назначила дату встречи с зубной феей. Капиталистические феи они такие – на рандеву только по записи и со страховкой в больных зубах. Можно и без страховки – но потом либо умирать голодной студенческой смертью, либо заняться разбоем на дорогах.

Дамочка-стоматолог начала удивлять меня с самой первой минуты нашей встречи. Сладко улыбнувшись, она попросила подождать её в кабинете и упорхнула. На 40 минут. Я терпеливо ждала, изучая интерьер – стены, стол, пыточный аппарат для лечения зубов – осмотр занял 3 минуты. Потом я просто зевала, вспоминая немецкую пунктуальность. Вернулась фея в сопровождении ещё одной прекрасной дамы в белом халате. Оказалось, лечить будут вместе. Я, неизбалованная вниманием ульяновских стоматологов, от такой двойной заинтересованности аж рот раскрыла. Дамочки того и ждали, вдохновились и уложили меня на кушетку. Я удивилась ещё больше: у нас зубное вмешательство происходит обычно в положении «полусидя». Либо я давно не была у дантистов и совершенно не знакома с модными тенденциями в этой области.

И началось. Улыбающиеся феи стали обсуждать российских стоматологов, посылая в их адрес всевозможные ругательства. Пломбы не те, ставят не так, зубы им доверять нельзя, технологии они не соблюдают и вообще козлы - «мама миа!». К сожалению или к счастью, нынешний уровень моего немецкого оказался достаточным для понимания всего диалога. Ответить с открытым ртом не могла. Оставалось только молча удивляться…

Прошло менее полугода. На кресла я больше не натыкаюсь, но болит один зуб – тот самый, который лечили дамочки с евроремонтом. И вот я даже не знаю – то ли идти за новой порцией яда в адрес российских стоматологов, то ли сменить зубных фей...

Да и от своих одногруппников я слышу сплошь грустные истории про местных врачей – какая-то странная закономерность. Хотя голову никому на место ещё не прикручивали – может быть, с этим проблем не будет? Ни в коем случае не хочу ругать местную медицину, и хвалить не хочу. Просто рассказываю о собственном опыте :)
la_natalia: (Default)
Я почувствовала, что значит «плакать от счастья». До поезда – полчаса. На моём столике в булочной на вокзале – ноутбук, какао и вкуснейший салат. Я, как безумная, улыбаюсь окружающим людям. И мне хочется плакать. От того, что вокруг лето. От того, что на Александрплатц молодые ребята из Африки играли что-то национальное и бесконечно красивое. От того, что за эту неделю я познакомилась с множеством прекрасных людей.

Такой чудесный, открытый миру испаномексиканец Антонио, который, увидев меня впервые в жизни, сразу перезнакомил со всеми друзьями, показал Берлин с высоты (я даже не знала, что на последнем этаже торговых центров бывают парковки и там можно наслаждаться панорамами города), сводил меня на десяток отличных вечеринок, сходил со мной в музей Штази, жевал фалафель на странной улице в 3 часа ночи… Мы пили минералку из одной бутылки, ели в ресторанчике из одной тарелки, делились шоколадкой на скамейке в парке, учили русские и испанские слова, искали, где транслируют матч России с Грецией (единственное отрицательное впечатление из Берлина – вылет нашей сборной из ЕМ, ррр), и бесконечно хохотали. Всё абсолютно по-дружески, искренне и очень-очень приятно. И... где-то за 32 часа!

Чистый душой полуитальянец-полурусский фотограф-режиссёр Юрий, чей взгляд на жизнь было исключительно интересно слушать. Мы смотрели с ним матч Россия-Польша в старой пивоварне на открытом воздухе, гуляли по блошиному рынку и рассматривали граффити на домах в каком-то чудесном районе Берлина. Я была совершенно удивлена, что в Германии могут оставить здания, раскрашенные во всевозможные цвета. Юрий поил меня лимонадом, капучино и угощал пирогом с вишней.

Удивительная русская девушка Оксана, которая приехала в Германию 3 года назад работать гувернанткой и не говорила ни на одном иностранном языке. Сегодня она свободно щебечет на испанском, хорошо изъясняется на английском и немецком. Дикая любовь к испанской музыке привела её в университет Берлина – на факультет изучения стран Латинской Америки. Когда закончит, мечтает уехать в какое-нибудь Рио-де-Жанейро и радоваться там жизни. Уважаю бесконечно её целеустремлённость.

Прекрасная атмосфера на нашем семинаре и как итог – весёленькая газета с собственными статьями и фото. Совершенно потрясающий преподаватель по вёрстке, от которого закатывали глаза все мои одногруппницы. Чудесные кофе-паузы с фруктами и такими вкусными пирожными, что одним прекрасным утром на мне не застегнулось платье. В Бонне будут пробежки, пробежки, пробежки и макфит, макфит, макфит! :)

Новое платье и каблучки на Потсдамер платц (та, что для меня а ля Манхэттен). Маленькие уютные бары и кафе в молодёжном районе города, где люди выносят диваны на улицу и наслаждаются беседами и коктейлями под ночным берлинским небом. Паста с кедровыми орешками днём и бокал вина вечером с подругами. Музей Сальвадора Дали, куда мне обязательно надо попасть ещё раз, но только после того, как я перечитаю Божественную комедию, Гаргантюа и Пантагрюэля и осилю Кармен (без понимания всего этого соваться второй раз туда просто не стоит, иначе буду похожа на глубокомысленную русскую парочку, которая название «Суд Париса» перевела как «Судебный процесс в Париже»). Музей кино с платьями Марлен Дитрих. Музей прессы. Пухленькие блондинки, завёрнутые в национальный флаг, опьянённые пивом и радостью юнцы с разрисованными лицами, мамочки с колясками, топающие по так называемой «фанатской миле», чтобы посмотреть матч Германии у Бранденбургских ворот.

Никогда не думала, что скажу это, но я влюблена в Берлин. Каждый день я засыпала здесь с мыслью, что я самая счастливая на свете. Разве такое бывает? И неважно, что на семинар приходилось рано вставать, и неважно, что поселили нас в каком-то отдалённом турецком квартале, наполненном кебабами и навязчивыми турками, с которыми тем не менее удавалось вполне мило и мирно беседовать.

Местами столица Германии – вылитая Москва. Отдалённые кварталы – один в один московские спальные районы. У метро там торгуют фруктами, в метро – сумками. Продавцы – сплошь «загорелые» мужчины. Хотя моя египтянка, посмотрев на происходящее вокруг, покачала головой и заявила: «Каир Каиром! Только белых людей больше».

Здесь есть совершенно советские дворики и американские кварталы, европейские уголки и арабские переулки. Здесь потрясающая атмосфера, неважно в какое время дня или ночи и в каком районе. Здесь шумно и спокойно, монохромно и пёстро, чисто и намусорено, многолюдно и пустынно. Здесь что-то во мне изменилось. Спасибо, Берлин.
la_natalia: (Default)
Официально в Берлин я приехала на семинар по газетному дизайну. Неофициально - стереть впечатления от Берлина образца 2008-го года и заменить их новыми. Шучу, конечно. Но тот город четырёхлетней давности на самом деле не произвёл на нас ровным счётом никакого впечатления. Был дождь, был ветер, были серые квадратные дома, был дурной вид с крыши Рейхстага, а на площади перед Бранденбургскими воротами продавали либо отвратительные солёные бублики, либо некое фуа-гра по тоскливым для студенток ценам. А, может быть, дело было в том, что Берлин наступил сразу после безумного Амстердама и прекрасного Парижа, и сил на восхищение скучноватым немецким порядком просто не осталось.

Сейчас я смотрю в окошко на людей, бегущих с работы (левым глазом) и симпатичного аборигена напротив (правым глазом), и понимаю, как мы были не правы четыре года назад. Ирина Николаевна, Катрин, Катерина, официально заявляю вам: вы должны посетить Бэээрлин ещё раз! Здесь отлично! Может быть, виновато солнце. Может, то, что сейчас я могу позволить купить себе нечто получше солёного бублика (сладкий бублик, например). Может, то, что теперь я могу изъясняться на немецком. Может, то, что я давно не была в Париже и Амстердаме. Но мне здесь нравится! :)

Сегодня в метро музыкант скрипично исполнил «Подмосковные вечера», «Калинку-Малинку» и «Катюшу» (последнее мне было особенно неожиданно услышать), добрый дядечка-лесник покатал меня на своей зелёной машинке и показал диких кабанчиков, оленёнка и самое старое дерево Германии (900-летний дуб, между прочим). Я пробежалась по центральным улицам с магазинами, которые напомнили мне Манхэттен, разве что дома пониже (Катрин, привет второй раз!) Вчера ночью мы прогулялись вдоль Берлинской стены и набрели на Чекпойнт Чарли, и моя кожа покрылась мурашками от того количества эмоций и энергии, которыми наполнено это место. А позавчера с одногруппницей египтянкой мы повторили тот маршрут, который я уже когда-то проделала со своими сумасшедшими гугенотами в далёком 2008-ом (да-да, девочки мои, я о вас. Почему мы пропустили остатки стены в тот приезд? :) )

Какие-то дальние отделы моего головного мозга, оказывается, до сих пор хранили, на первый взгляд, ненужные знания: если повернуть вот тут – то можно увидеть здание Аэрофлота, а если перейти через дорогу от Рейхстага – то можно очень недорого и вкусно покушать. Последнее египтянка оценила особенно высоко. Милый поварёнок приготовил нам огромные порции печёного картофеля под сырным соусом, и застенчиво улыбнулся, протягивая тарелки. Было необычно: ужинать там, где мы сидели когда-то с девочками. Я ведь даже не задумывалась о том, что вернусь.

Меньше, чем через два часа начнётся матч между Россией и Польшей. Моника уже приготовила польский флаг. Я оказалась не такой предусмотрительной. Зато у меня есть платочки, которыми она будет вытирать слёзы после нашей победы :) К сожалению или счастью, во время игры меня не будет с ней рядом. Я решилась на небольшой эксперимент и иду смотреть футбол с незнакомцем с Каучсёрфинга. Надеюсь, он окажется интересным собеседником. Поэтому я допиваю последние глотки кофе и собираюсь в дорогу.

А дальше – фотографии этого замечательного города. С телефона, слегка обработанные в pixlr. Поэтому художественной ценности не представляют. Но я их всё равно подписала. На всякий случай :)



многофото )
la_natalia: (Default)
Преподаватель испанского довёз меня до дома на скутере. Оказалось, что моя новая квартира - совсем недалеко от его дома. Думаю, в платье, на каблуках и в шлеме я смотрелась достаточно экзотично, но впечатления - замечательные! Ехать по вечернему Бонну, по мосту через Рейн и чувствовать свежий ветер - неописумое удовольствие! Теперь я дико хочу такую же "машинку". Но так как это практически невозможно - надо менять водительские права и копить деньги - об этом пока, думаю, стоит забыть. Зато Габриель предложил возить меня по утрам на работу-учёбу. Юху! :) Жаль, что завтра утром у меня интервью совсем в другом районе города...

Кстати, рядом с нашим новым домом есть магазин мотоциклов-мопедов. Владельцы -дружелюбные. Цены - не очень :)
la_natalia: (Default)

Наконец-то это случилось. Мы переехали. В исключительно чудесный центральный район Бонна в исключительно чудесную маленькую квартирку под крышей. На самом деле, мы совершили маленький подвиг – уладили все вопросы, перевезли вещи и закупили мебель. За выходные. Мне кажется, что мне очень повезло с Наташей: не всякая девушка способна выбирать, терпеть, искать, бегать, решать, узнавать, таскать и почти не есть на протяжении нескольких дней. Зато теперь у нас растут орхидеи, сидят медведи, а на полу в ванной лежит пушистый жёлтый коврик. А сегодня я поставила завершающую точку - приклеила бумажки с нашими именами на звонок внизу и на почтовый ящик: Natalia L. и Natalia M.

Почему-то всё вокруг кажется кукольным и ненастоящим. Вокруг - комодики, шкафчики, диванчики, свечки, коврики, тарелочки. На улице – ресторанчики, булочные, трамвайчики, магазинчики. Это другой Бонн - совсем не тот, к которому я привыкла.

Свой долгожданный и такой неожиданный переезд мы отметили походом в кино (наш любимый Brotfabrik, в котором можно смотреть душевные фильмы в оригинале, - теперь практически за углом) и бутылкой красного вина на берегу Рейна. Заходило солнце, небо окрашивалось в малиновый цвет и велосипедисты на мосту были похожи на персонажей из какого-то детского мультфильма.

Я не знаю, изменилось ли что-то во мне, но почему-то сразу после переезда со мной начали заговаривать люди на улицах. Они улыбаются, здороваются, говорят приятные вещи, предлагают помощь, спрашивают дорогу, просят номер телефона. Это проходящие мимо мужчины в костюмах и мужчины с пивом в руках, продавцы мороженого и дёнеров, работники велосипедных магазинов и тату-салонов, смешные накачанные парни из тренажёрного зала. Причём неважно, спешу ли я на учёбу в платье и на шпильках, спускаюсь к грузчикам в халате и тапочках, делаю упражнение на коврике (никого не трогая) или бегу промокшая под дождём  из магазина в обнимку с пакетом. Дай Бог, чтобы такое настроение сохранялось как можно дольше и никакие проблемы не мешали нам жить.

Один из уголков нашей квартирки:

la_natalia: (Default)

Когда я была маленькая, меня очень мучал вопрос  «Зачем - война?». Думала, вырасту – пойму. Потом были уроки истории: даты битв, количество раненных и убитых, фамилии генералов, названия основных сражений… Были даже поводы и причины, которые обязательно надо было заучивать наизусть, но вот на свой вопрос ответа я всё равно не находила.

Когда я была маленькая, мне казалось, что это так просто: сели два противоборствующих лидера, сыграли в настольную/компьютерную игру, и поделили то, что хотелось поделить. Я понимаю, что человеческие судьбы не выигрывают и не проигрывают в карты, но для меня это гораздо гуманнее, чем отправлять сотни, тысячи и миллионы умирать «за идею».

Когда я была маленькая, я с огромной горечью читала о разрушенных во время войны городах, о разворованных музеях и уничтоженных произведениях искусства. Моё сердце болело от мысли, что кто-то вкладывал душу, рисуя/созидая/проектируя, множество рук возводило/сохраняло/украшало,  а потом раз… и ничего нет.

Когда я была маленькая, я неосознанно оценивала тяжесть войны по числу убитых. На раненных как-то не обращала внимания: подумаешь, очередной набор цифр в учебнике. Мне как-то не приходило в голову, что «умереть» может быть гораздо «приятнее» (дурацкое слово), чем провести остаток жизни в инвалидной коляске или среди простыней, которые тебе меняют другие.

Во вторник нам довелось пообщаться с известным в Германии кинодокументалистом – Гансом-Дитером Грабе (Hans-Dieter-Grabe). Интересный мужчина. Море наград. Чёткая жизненная позиция. Минимум слов, но много мыслей. Перед  беседой посмотрели его фильм 1970-го года о Вьетнаме. За ироничным названием «В Дананге всё спокойно» (в оригинале - Nur leichte Kämpfe im Raum Da Nang) – целая галерея искалеченных и исковерканных судеб, изуродованных лиц и частей тела. Дети, взрослые, мужчины, женщины, целые семьи. Один подорвался на мине, второй попал под обстрел, третьего задело взрывом. В фильме нет сюжета как такового. Есть только истории. Одна, другая, третья. Всё страшнее и откровеннее. В какую-то минуту хочется закричать: «Хватит!», но кадры продолжают сменять друг друга.

Я заметила, что группа дружно отвернулась от экрана. Кульминационный момент мы лишь слышали – звук пилы и комментарии врача. Ребёнку, потерявшему часть ноги, отпиливали остаток, чтобы поставить протез. Хотелось визжать. И я уверена, что не мне одной… Это страшно.

Ганс-Дитер Грабе: «Несмотря на то, что фильм был снят в 60-е годы, он до сих пор актуален. Войны как были, так и есть. И проходят они в принципе так же».

«Мы постоянно слышим и читаем про взрывы, но видим лишь картинки с покорёженными машинами и разрушенными зданиями. Мёртвых и покалеченых людей нет – их не показывают».

«Фильм такой, каким он должен быть. Все кадры на своём месте. Я считаю, что лучше длиннее и страшнее, чем короче и проще – другой возможности показать правду и бессмысленность войны нет».

«Невозможно сказать, что произойдёт с «героями фильма» впоследствии. Разрушат ли ранения их жизни. Я стараюсь держать судьбы перед глазами. Знаю, что некоторые из них женились, завели детей».

«Невозможно фильмом в корне изменить жизнь или политическую ситуацию в мире, но можно дать импульсы людям. Я встречал таких людей. Один знакомый мне врач отправился после просмотра фильма работать в бедные районы Азии. Одна девушка решила стать медсестрой, а парнеь отказался проходить военную службу. Фильмы влияют на настроения людей. И уже как следствие – на политическую ситуацию».

А ответа на вопрос «Зачем - война?» у меня так и нет.

Profile

la_natalia: (Default)
la_natalia

May 2013

S M T W T F S
    1234
5 67891011
121314 15161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 06:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios