la_natalia: (Default)

1

В Италии – маленькие, кривые и пупырчатые огурцы. Двух одинаковых не найдёшь, как ни старайся. Хочется купить несколько центнеров и контрабандой вывезти в Германию. Потому что от местных красавцев – длинных, ровных и скучных – наворачиваются слёзы на глаза. Перед тем как засунуть этих зелёных друзей в салат, я всегда снимаю с них толстую кожуру, и они, голенькие, стыдливо прячутся среди салатных листьев, помидорных долек и обломков феты. В такой компании, под оливковым маслом и бальзамико, отсутствие вкуса хотя бы не так заметно.

В Италии же всё как-то неожиданно аппетитно: апельсины размером с голову маленького бегемотика; пицца, под толстым-толстым слоем сыра которой иногда трудно отыскать начинку; морепродукты, которых на одной пицце больше, чем в супермаркете возле моего дома; тающее во рту тирамису; совершенно неожиданно сочетающиеся между собой равиоли, орехи и груши под пармезаном. И даже стандартный бутерброд из фокаччи, моцареллы и помидоров за пластиковым столом одного из парков Милана хорош, как Брэд Питт среди бутербродов. И как итальянкам удаётся не превращаться в слоников - не понимаю.

Заразительные итальянские интонации пугают и восхищают одновременно. Молоденькая сотрудница кафе на вокзале в Турине готовит клиентам капучино (с потрясающей пенкой!), вытирает столики и сортирует бутылочки с соком, выразительно жестикулируя и пританцовывая. «Ты как женский вариант Джексона», – хихикает её коллега, хотя сама не менее подвижна и говорит с теми эмоциональными нотками, над которым так любят подшучивать иностранцы. Неудивительно, что английский язык у итальянцев не в почёте. Наверное, под сухое «What would you like to drink?» сложно со звоном швырять тарелки в раковину и размахивать кокетливым хвостиком.

Турин – город студентов. Милан – город бизнесменов. Если в первом устраивают open-air вечеринки прямо на берегу реки По возле эклектичной конструкции из пластиковых бутылок, то во втором по улицам гуляют мужчины в пиджачках и женщины в строгих платьях, выбирая ресторанчик поприличнее для ланча, а после большой тарелки спагетти покупают рожок мороженого и с наслаждением поедают его в компании коллег. Вообще, мороженое в Италии – это культ. На сто метров в центре города – несколько желатерий. И возле каждой – очередь. «С фисташками или банановое?» Глаза разбегаются. Ой, я, кажется, опять о еде.

Чтобы забраться на крышу торгового центра – в прошлом завода Fiat – пришлось тайком пробираться через выход для сотрудников и подниматься по укрытой от посторонних взглядов лестнице. Лифты в этот день по закону мирового свинства работать не хотели. Стеклянная дверь вывела к бывшей испытательной трассе итальянских автомобилей. Однако пока мы наслаждались видами города на фоне Альп, дверку эту кто-то прикрыл, и спускаться пришлось ещё более потайными способами.

Правила здесь нарушают многие. «Где купить билет на трамвай? А зачем? Здесь же не проверяют!» – говорит улыбающийся молодой парень, передвигающийся по городу исключительно зайцем. С общественным транспортом всё не так гладко как в Германии. Остановки не желают сообщать, когда приедет следующий автобус и приедет ли он вообще (в полночь хотелось бы это знать!), а приложение для смартфона, разработанное итальянскими программистами, категорически отказывается просчитывать нужный вам маршрут, предлагая свой вариант – и неважно, что вам с ним не по пути. Личный транспорт тоже по-итальянски оригинален: свои автомобили туринцы паркуют прямо на разделительной полосе посредине дороги. Как по направлению движения, так и против него, и лишь единицы включают аварийный сигнал. Но за кривые огурцы я готова им это простить.

Итальянским стендам с расписанием транспорта вообще не всегда стоит доверять. На одном из вокзалов Лигурийского побережья наш поезд уехал прямо из-под носа. «Вы говорите по-английски?» – обратились мы к коренастому сотруднику железной дороги. «Нет!» – гордо ответил он. Дальнейший диалог состоялся лишь благодаря умению объяснять на пальцах и знанию испанского. «Иногда поезд прибывает на первую платформу, иногда на вторую! Мало ли что указано в расписании?! Надо слушать синьору в громкоговорителе!» – заявил итальянец и удалился с высоко поднятой головой. В доносящемся из динамиков «тарам-парам-парам-тарам» всё же удалось выцепить название нужного города и слово «дуо». Слава Мадонне, на этом вокзале было всего 4 перрона. О том, что идёт у итальянцев после пяти, я имею очень слабое представление.

Алассио – маленький приятный городок на морском побережье – порадовал солнечной погодой, кристально чистой водой и практически пустынными пляжами. Улочки утопают в цветах: ромашках, розах и больших красных маках – последние в Италии повсюду! В ресторанчиках у моря приятными голосами поют красивые женщины, а благообразные бабушки греются за столиками с не менее благообразными дедушками. Прохожие в это время года говорят здесь на итальянском, французском, немножко на немецком, и совсем никто – на русском. В отличии от многих других курортов здесь нет бритоголовых мужчин с золотыми крестами на больших телах и их спутниц на шпильках. И почему-то это очень радует…

2МногоФото )
la_natalia: (n)
DSCN0336

Амстердам – это не вычурный Париж, не строгий Кёльн и не романтичная Верона. Амстердам – он вечной молодой (и вот хотелось бы добавить, что вечно пьяный, но не буду) и свободолюбивый. Стремление к свободе здесь выражается не только в сексуальной вседозволенности, продаже грибочков и травки и любви к настенной живописи. К независимости тянутся даже коты и птицы. Если заглядывать в окошки ресторанчиков и кафе, то обязательно увидишь пушистых друзей с задумчивыми мордочками, сидящих прямо на столе, среди бокалов и тарелок. А пернатые товарищи свободно гуляют по городу, заглядывая в двери сексшопов.

Обычно туристы в Амстердаме смотрят прямо перед собой широко открытыми глазами: изучают соблазнительных красавиц в районе красных фонарей, витрины с сырами, тюльпанами или магазинчики с современным искусством. Иногда взгляд опускается вниз: на каналы, лодочки и плавучие дома, в которых по вечерам горит свет и мерцают телевизоры. В то время как стоит немного поднять глаза к небу: крышами, а точнее фронтонами, домов – такими разными – можно любоваться без остановки. Когда-то величина налогов здесь зависела от ширины фасада, и сегодня узенькие здания разных цветов, стоящие вплотную друг к другу, сливаются в одно импрессионистское полотно. Некоторые домики покосились, и, кажется, что только тесное соседство спасает их обрушения.

Проголодавшись и продрогнув на улочках с каналами – мартоапрель в этом году выдался прохладный – можно свернуть в один из ресторанчиков, щедро рассыпанных вокруг: тайский том ям, китайский дим сум, итальянский кальцоне, американский стейк, традиционные местные блинчики или аппетитный пирог из шпината в студенческой кафешке, дорогу в которую покажут только местные жители. А можно найти палатку и перекусить булочкой с селёдкой, луком и солёным огурчиком, креветками во фритюре или вкуснейшей картошкой фри, не имеющей ничего общего с тёзкой из МакДональдса.

На субботних рынках – прилавки с рыбой, крабами и совершенно незнакомыми морскими гадами, разноцветье тюльпанов, ароматы вафель и горы шоколада эротичных форм. Продавцы предлагают продегустировать различные сорта сыра – Рокфор, друг Чипа и Дэйла бы обзавидовался – «Вам помягче или попикантнее? Два года выдержки подойдёт?» - спрашивают они, и тебе остаётся хлопать глазами: «Мне вот тот, красненький, пожалуйста!». «О! Вы из Бонна? Бывшая столица Германии, знаю-знаю, - доброжелательно замечает усатый сыродел и добавляет. – А сейчас же снова Мюнхен?». Кусочек сыра застревает от неожиданности в горле.

Рядом с Амстердамом – полчаса на поезде, 5 евро на билет в одну сторону – есть море. Северное. Холодное. Но очень уютное. Над головой кружат чайки и скрипуче-возмущённо требуют свою долю от бутерброда, который ты только что купил на берегу. Не такие смелые, как голуби на площади Дам, они боятся приблизиться и на лету ловят кусочки хлеба. На песчаном пляже – залежи ракушек, которые можно собрать в пакетик, чтобы соорудить дома симпатичную рамочку с фотографией любимого человека. А потом отогреваться от пронзительного морского ветра чашечкой кофе в одном из кафе и смотреть сквозь стёкла на волны цвета неба и небо цвета волн.

Между Амстердамом и морем – городок Харлем, давший своё имя Манхэттенскому району со спорной славой. Здесь тише, чем в столице королевства. Можно долго бродить по улочкам, изучать магазинчики и улыбаться прохожим, подойти к мельнице, полежать на траве в парке и заглянуть в музей голландской живописи. А можно взять велосипед и почувствовать себя настоящим нидерландцем – в самом Амстердаме жизнью лучше не рисковать. Местные велосипедисты - народ непредсказуемый.

DSCN0297фото чудесного города и окрестностей )
la_natalia: (n)
DSCN0177

Каждый раз, когда я оказываюсь в аэропорту Вены, мои внутренние навигационные системы дружно выходят из строя. Стрелочка «Вниз» на указателях здесь почему-то означает «Вперёд». Когда бежишь сломя голову, на переваривание подобных тонкостей банально не хватает времени. Так, однажды я очутилась в служебном коридоре с закрытыми дверями. Единственный эскалатор, по которому, я туда попала, не хотел разворачиваться, а бежать по нему в обратную сторону не получалось. Я честно попробовала. Время тикало, выхода не было, стеклянные двери не желали открываться. Спасение пришло в виде добродушного мужчины в форме, который по счастливой случайности оказался рядом.

В прошлые выходные я опять навестила лабиринты Венского аэропорта. После тщательного досмотра (рамка противно пропищала, и черноволосая австрийка пять минут щупала меня всеми возможными способами), мы с Катей устремились к выходу на рейс. Бежали-бежали, следуя двуличным указателям, и неожиданно увидели тот же самый пункт досмотра и ту же черноволосую австрийку. «Что же, придётся терпеть общупывания ещё раз, - сказал нам улыбающийся служащий. – У нас такое периодически случается…» Теоретически, пройдя по одному из коридоров в обратном направлении, можно добраться до самолёта, минуя проверку, подумали мы. Но посадку уже объявили, и проверять гипотезу, делая ещё один круг на каблуках, не было никакого желания.

Не считая пересадок в аэропорту, в столице Австрии я была однажды – три года назад, перед Новым годом. Всего на день мы приехали сюда с подружкой-венгеркой из Будапешта. Я во что бы то ни стало хотела попробовать знаменитый торт Захер и с упорством искала его в центре города. Анита же, оказавшаяся не столь морозоустойчивой, мечтала о тёплом помещении: неважно, Макдональдс это или императорская резиденция. Отогревали её во дворце Шёнбрунн.

Весенняя Вена оказалась более гостеприимной. Солнышко (пусть и через день), редкие снежные островки и музыканты, играющие на скрипках, арфах и гитарах. Вена в старом городе – это немножечко Рим. Вена в центральной части – это иногда Москва, а иногда Санкт-Петербург. Вена возле Колеса обозрения даже напомнила мне Чебоксары с его Лакреевским лесом. Возле огромной ратуши – приличного размера каток. Детишки наворачивают круги под американские хиты вокруг пластикового медведя с Кока-колой. Недалеко от Собора святого Стефана (или Степана, как утверждало одно украинское объявление) лошадки тянут кареты с туристами. Туристы-пешеходы морщат носы: запах стоит весьма специфический.

На улицах – обилие женщин в шубках и широкополых шляпках. Они бегут по городу на каблуках, в коротких платьях, удивляя немецких туристок. В витринах – шоколад, обёрнутый портретом Моцарта. За стёклами картинных галерей – интерпретации Климта. За окнами кафе – уютные интерьеры. На чашечку кофе с пирожным – здесь доступные цены (Париж, завидуй!). В ресторанах и барах ещё не ввели запрет на курение. Поэтому венским чесночным супом-пюре пришлось наслаждаться под аккомпанемент сигаретного дыма: мужчина неподалёку жевал шницель, читал газетку и беспрерывно курил.

От количества музеев приходится поломать голову: хочется во все. Мы выбрали Музей Леопольда. Эксцентричный Климт соседствует здесь с депрессивным Шиле, а на минуспервом этаже гостит провокативная выставка «Голые мужчины». Начинается она римскими статуями, а заканчивается откровенными фотографиями дня сегодняшнего. Говорят, выставка вызвала горячие дебаты. Тем не менее, афиши с тремя обнажёнными футболистами можно увидеть даже в отдалённых частях города, а рядом с музеем вольготно лежит деревянный Mr. Big – скульптура с фотографией молодого мужчины, без стеснения демонстрирующего свои прелести.

Немецкий язык в Австрии – это не тот немецкий, к которому я привыкла в своём маленьком Бонне. И дело здесь не только в акценте – некоторые словосочетания жители Германии совершенно не понимают. Как в Баварии, здесь встречают «Грюссгот»-ом, а прощаются официальным «Видерзейен». На «Чууууус», который непроизвольно вылетал у меня, смотрели снисходительно. Над разницей в языках подшучивают многочисленные открытки. Одну из них я отправила знакомому немцу. Когда дойдёт – посмотрим, насколько хорошо он знает австрийцев…

Самолёт отделился от земли и набрал высоту. Когда он наклонился в одну сторону, в иллюминатор я увидела звёздное небо. Близко-близко. Звёзды, такие чёткие-чёткие, висели прямо перед глазами. Необыкновенно красиво.

P1230793
ФотоВена )
la_natalia: (n)
IMG_20130120_145612

С завтрашнего дня на вопрос «Сколько тебе лет?» (здесь мне его задают достаточно часто) я начну отвечать «26». Когда-то это число казалось недостижимым. В детском саду была уверена, столько не живут. А в начальных классах школы предполагала, что в этом возрасте наверняка буду вязать носочки внукам. Реальность разбила детские представления вдребезги. Сегодня у меня нет ни одного внука, ни одного мотка пряжи и даже ни одного захудалого мужа. Оно, наверное, и к лучшему. Вязать я всё равно не умею и, честно говоря, вряд ли когда-нибудь научусь. Зато у меня есть много-много воспоминаний, а главное – есть люди, которым можно позвонить прямо сейчас, чтобы этими воспоминаниями поделиться, которых всегда можно обнять и с которыми можно неожиданно уехать в другую страну и даже на край света, если бензина в баке хватит. Спасибо вам.

Как-то раз, в прошлую пятницу, за бокалом вина захотели мы с Наташей (я уже писала, что женщины с этим именем делают меня счастливее – тенденция подтверждается) убежать из Бонна на выходные. Бежать решили к ближайшему морю. Гугл любезно послал нас в Бельгию, и Наташа, согласившись с ним, предложила взять напрокат машину. Ну и что, что опыта самостоятельного вождения в Европе у неё ещё не было, а мои полторы попытки посидеть за рулём в России закончились небольшой аварией. Составлять точный маршрут на хмельную голову стало лень. Решили, разберёмся на месте.

Поздним субботним утром получили у улыбчивой блондинки ключи от фольксвагена гольф, помахали ручкой и пошли на парковку искать средство передвижения. «Ты не боишься со мной ехать?» спросила Наташа и начала заводить машину. Автомобиль крякнул и написал «Bitte, Kupplung betätigen». Кто такой Купплунг и зачем его надо бетэтиген, мы не знали. Девочки же. Решили спросить у дяденьки-рабочего, который копался в машинах неподалёку. Дяденька ответил: «Ну… педаль такая…» и посмотрел на нас испуганно. Ведь в дословном переводе наш вопрос звучал так: «Мы тут взяли в аренду машину. Что такое «Нажать на сцепление», не подскажете?». Хорошо хоть ключи не отобрал. Зато мы выучили новое немецкое слово и, обогащённые знаниями, отправились в дорогу. Первым пунктом был выбран Антверпен. Потому что… а просто так!

Несмотря на лингвистически-корявый старт, ехали мы без происшествий и почти без неожиданностей. Не считая того, что навигатор вежливо сказал «Ауф видерзейен» на границе, и пришлось поплутать под Ахеном (ну да, сами виноваты – маршрут расчерчивать надо было заранее), а на протяжении всего автобана не было ни одной забегаловки, где можно выпить кофе и припудрить носик. Обозначенные специальными знаками «места для отдыха» пугали звенящей тишиной и запертыми дверями. Другая неожиданность – названия городов на указателях. За непонятным Luik-ом, как оказалось, прячется вполне понятный Liege, который через сто метров опять становится Luik-ом, а на территории Германии вообще зовётся Lüttich-ом. О таких именных несостыковках я знала (тот же немецкий Aachen по-французски - Aix-la-Chapelle), но наивно предполагала, что знаки сообщают все возможные варианты. Как бы не так.

Антверпен запомнился как маленький, чудесный и морозный. Наташа уверенно и ловко лавировала в узких улочках, забираясь поглубже во дворы, чтобы можно было оставить машину на пару часов прогулки и не платить за парковку. Доброжелательные бельгийцы подробно рассказывали нам, где найти кафе с вай-фаем и жаловались на необычайный холод. По рельсам здесь бегут симпатичные трамвайчики, а центр заполнен милыми магазинчиками и ресторанчиками. Жуткая история об отрезании рук, которая дала название городу, запечатлена в скульптуре на главной площади. А в одном из главных соборов играла достаточно современная музыка.

Неосвещённый вечерний автобан привёл в приморский Остенде. Даже ночью в январе здесь бродят подвыпившие весёлые туристы солидного возраста, а по берегу, несмотря на ветер, прогуливаются дамы с собачками. Северное море зимой – это фантастический пейзаж в тонах сепии: коричневый песок, белый снег, серое небо и бежевые волны. Пронизывающий ветер и скрипучие чайки. Кутаясь в плед, взятый из номера отеля, мы выпили вино за нас и за море. И утром в воскресенье поехали в Брюгге - городок, в который я мечтала попасть уже года четыре.

В Брюгге есть всё, чему полагается быть в детских сказках: белые лебеди, крошечные мостики, магазинчики с шоколадом, пирожными и кружевами, живописные дворики, словно пряничные домики и настоящая колокольня, с которой открывается приятный вид на этот волшебный городок. Зимой он спит под снегом. Хотя летом, мне кажется, несмотря на толпы туристов, он продолжает дремать.

В Льеж заехали поужинать. Он встретил массивными серыми зданиями и группами афро-бельгийцев, которые, видимо, вышли на ночную прогулку. После белого воздушного Брюгге здесь было темно и сыро. Так что рассказывать об этом городе со множеством имён мне, собственно говоря, нечего. Да, ужин был вкусный. Бельгия упорно не хотела нас отпускать, и вместо того, чтобы показать выезд на злополучный Ахен, хитрые указатели отправляли нас в какой-то подозрительный «Huy». И правильно – зачем Вам в Германию, оставайтесь у нас! Оставаться не будем – но ещё раз заедем обязательно. Внукам же надо что-то рассказывать, когда стукнет лет 60. Или столько не живут? :)

IMG_20130120_104015

фото instagram-style )
la_natalia: (n)
«Брюссель – это тот же Киев, только в Западной Европе», - повторяет немец Кристоф. И ему, наверное, можно верить. В столице Украины он провёл 6 лет. Сегодня свободно говорит на русском и украинском, а на вечеринках включает друзьям ДДТ, Бумбокс и Наутилус. «Видишь, там на горе возвышается крест, под ним десяток солдаааат… Давайте за это выпьем!» - предлагает он и отвечать на подобное заявление на немецком языке как-то совсем нелепо.

Из окна его новой просторной квартиры виден разбитый бельгийский асфальт, разноцветные граффити и завешанные непонятным тряпьём окна соседнего дома. В приличном квартале, в 20 минутах ходьбы от самого центра города. Там, где толпы туристов фотографируются с писающим мальчиком и покупают шоколад по нешоколадным ценам. Таков Брюссель, и это замечательно: в отличие от сонного аккуратного Бонна, здесь чувствуется жизнь. Брюссельские переулки я изучала из-под купленного тут же зонта с абстрактными слонами. С солнцем везёт не всем. Со снегом тем более. Но даже в дождь перед Рождеством здесь не столь печально как в «родном» немецком городке.

Автобусы не могут разъехаться на узких улицах, и целый ряд машин терпеливо ожидает, когда они совершат необходимые манёвры, чтобы не повредить зеркала друг другу. Двери некоторых небольших магазинчиков можно открыть, только после того, как продавец нажмёт специальную кнопку внутри. Надписи предупреждают «Под охраной полиции» на случай, если вам захочется украсть пару бутылок лимонада. Некий отдел мэрии, куда приходят посетители по бумажным делам, выглядит совершенно так же, как почтамт в Ульяновске: кафельный пол, розовые стены и бабушки в очередях.

В районе за углом – около миниатюрных прудов – район чуть престижнее. Дома в стиле ар-нуво перемежаются с современной архитектурой, а витрины магазинов сменяют друг друга по схеме «мебельный салон – арт-галерея – мебельный салон – арт-галерея». Сюда можно забежать, чтобы спрятаться от дождя, сказать «бонжур» улыбающейся девушке у двери и погулять по залам среди дизайнерской мебели, кресел для собачек за 700 евро и симпатичных картин в гостиную. Гостиную, кстати, тоже «легко» приобрести: город сверкает объявлениями «a louer» (сдается) и «a vendre» (продается). Миллион с хвостиком – и Вы счастливый обладатель 200-квадратметровой квартиры.

У Брюсселя есть чувство юмора, пусть иногда и вульгарное. «We have Christmas balls!» - радостно сообщает на первый взгляд невинная вывеска магазина мужского нижнего белья. Писающий мальчик делает своё мокрое дело не только в витринах магазинов шоколада на радость туристам, но и в интерьере ресторана, спрятанного в закоулках, куда приходят поужинать местные жители. Подружка мальчика – писающая девочка, одетая в костюмчик Санты – сидит за решёткой под замком, и не каждый обратит внимание на эту странного вида и непонятного предназначения скульптуру. Для желающих превратиться ненадолго в известный символ города на некоторых улочках установили писсуары. Хотя при мне один нетерпеливый молодой человек «подмачивал» репутацию музея классического искусства. Те, кто охотно проводит свободное время с представителями своего пола, найдут ворох заведений, помеченных радужными флагами. А для тех, кто хочет полюбить кого-то прямо здесь, за углом, висят автоматы с презервативами.

На рождественских рынках не протолкнуться. Тут (как и в Германии) пьют глинтвейн и горячий шоколад, заедая (совсем не как в Германии) традиционными вафлями или улитками – эскарго «to go», а также турецкими сладостями под балканскую музыку. Город живёт интернационалом. «Держи крепче сумку», - требует Кристоф. Карманники, не дремлют. Предупреждающие знаки я видела не раз.

В Брюсселе трепетно относятся к искусству. Здесь я открыла для себя «бельгийского Модильяни» - Пермеке – и художника со странностями – Магритта. В музеях заботятся о посетителях: при входе можно прихватить переносной стульчик, аудиогид или брошюрку на одном из многочисленных языков. Потом, присев у понравившейся картины, внимательно её изучить, сверившись с толстой энциклопедией, которая лежит в каждом зале (правда лежит крепко – не дай Бог унесут). А вдохновившись арт-обходом, самому сотворить что-нибудь концептуальное – карандаши лежат тут же. Иногда современное и не всегда очевидное искусство вынесено за пределы стен музеев. На главной площади экспериментально установили нечто, названное главной ёлкой города (говорят, чтобы не обижать мусульман). Если днём эта структура из металла и белого полиэтилена внушает ужас, то ближе к вечеру становится героиней цвето-звуковой инсталляции, которой я искренне восхитилась. Музыка играет даже в метро. «Наверное, чтобы люди не нервничали, ожидая электричку», - предположил англичанин Сэм – друг Кристофа.

Для меня Брюссель завершился Анной Карениной. На английском языке с двойными субтитрами – на голландском и французском – чтобы никому не было обидно.

street

фото Брю. )
la_natalia: (n)
kirche

Наташа искала мне чемодан «на века». В её понимании он должен был быть обязательно стильным, непременно вдохновляющим и на четырёх колёсиках. Я хотела просто крепкий, просто вместительный и чтобы он одновременно помещался на полочку в самолёте. И, скорее, не красный. Этот цвет меня почему-то пугает. Но я не настаиваю. Гораздо сильнее меня пугают полки магазинов, забитые дорожными сумками. Расставленные согласно цвету и размеру, они громко кричат: «Возьми меня!», и я готова, зажмурив глаза, схватить то, что подвернётся под руку, и позорно бежать к кассе.

Наташу же чемоданами не напугать. Перелёты и переезды в обнимку с багажом в её жизни случаются едва ли не чаще, чем у премьер-министра Медведева. Поэтому она, слава чемоданным богам, тут же взяла быка за рога: начала методично доставать подходящие экземпляры с полок, отпуская короткие комментарии эксперта: «слишком дорого», «слишком скучно», «а вот это симпатично». Мне оставалось лишь «примерять» прошедшие строгий контроль чемоданчики перед зеркалом.

Где-то между пластмассовым синим и тряпичным чёрным за нашими спинами раздался голос: «Девочки, а мне поможете?» На русском. Соотечественник в вязаной шапочке (позже Наташа почему-то окрестила его Владимиром) недоверчиво смотрел на большой серый чемодан типа «ракушка» и явно не был уверен в своём выборе. Наташу уговаривать не пришлось. За 2 минуты гость из Саратова получил консультацию по высшему разряду: что в чемодане сделано удобно, что не очень, и в каких пиджаках эту «ракушку» надо катать. Лже-Владимир расчувствовался, наклонился к Наташе и доверительно спросил: «А как Вы думаете, мне подойдёт красный шарф? Он будет выгодно оттенять цвет лица?» На что тоже получил обстоятельный ответ. Хотя позже, выйдя из магазина, мы с Наташей похихикали всласть. Простите нас, владелец нового чемодана! Надеюсь, шарф Вы тоже купили!

«Обмывать» свою новенькую сумку на колёсиках я поехала в Баварию. После трёхдневной конференции, о которой надо писать отдельный пост, решила исследовать Мюнхен. Всё сложилось как нельзя лучше: билет удачно обменяла, нашла гостеприимную Наташу (женщины с этим именем определённо приносят позитив в мою жизнь!), которая выделила мне уголок в своей квартире, вкусный салат на ужин и овсяную кашу утром. Одногруппник Тильман организовал чудесную вечернюю экскурсию по центру города, завершившуюся чашечкой кофе в маленьком кафе. А испанец Давид составил компанию в обед и посадил на поезд.

В целом, Мюнхен – это тот же Бонн, но повнушительнее (надеюсь, жители обоих городов это не прочитают). Разве только вместо привычного «халло» баварцы говорят тебе «сервус», а вместо «гутен таг» - «грюсс готт». Кассирши в магазинах и сотрудники информационных «столов» вообще предпочитают не здороваться и смотрят на тебя как на надоедливого комара. Обо всех не говорю, но те, что встретились мне, вели себя достаточно недружелюбно. Может быть, потому что я рефлексивно говорила им «халло» (понаехали тут…)?

Здесь считается особым шиком ходить по городу в национальном баварском наряде с кисточкой на макушке и хранить в любимой пивнушке под замком собственную именную кружку. Пиво здесь пьют "массами" – то есть литровыми стаканами (караул!), зато в известной кофейне в центре города может запросто не оказаться пирожных (дважды караул!). Когда же я, наивная душа, сравнила костюм Октоберфеста с костюмом Кёльнского карнавала, Тильман – обладатель баварских корней, кстати – испуганно попросил говорить потише. Окружающие баварцы могут такого не простить.

В городе светило солнышко и было как-то совсем не по-ноябрьски тепло. Рождественские будочки и ёлочки только начали устанавливать, а на улицах уже – толпы жаждущих выпить кружечку глинтвейна. Не протолкнуться. В витринах дорогих магазинов, каких здесь ну очень много, - новогодние мотивы: ёлки, шарики, снежинки и зайчики. Вдоль дороги припаркованы блестящие чёрные джипы (как в Ульяновске! :) ), а русскую речь за несколько часов прогулки я слышала не менее десятка раз.

В Мюнхене – много львов, бронзовых, каменных, пластмассовых. Прохожие трут им носы – на счастье. Главный храм города – собор святой Богородицы - завешан строительными лесами. Внутри – опять толпы. Смотрят на отпечаток ступни дьявола, который, по поверью, проиграл в споре со строителем церкви, топнул ногой и улетел. Я ожидала увидеть кругленькое копытце, а обнаружила след от обычного башмака, вполне нейтрального размера. Расстроилась.

Вообще, я какой-то неправильный турист. Пива не попробовала (хотя Тильман и привёл в известный Хофбройхаус – Октобрефест в миниатюре), сосиску-колбаску не съела, кренделёк не купила. Зато посетила музей – Новую пинакотеку. Пошла прямиком в последние залы, к любимым импрессионистам и символистам. Ван Гог, Гоген, Ренуар, Дега, Писсаро, Климт – очень приятная коллекция. Воскресный билет стоит всего 1 евро. Поэтому ближе к обеду в галерее – аншлаг. Жаль, что не было времени навестить другие музеи. Но я же ещё вернусь?

Тем более «вдохновляющий» чемодан у меня теперь есть.

gorbusha

фотоМюнхен )
la_natalia: (n)
В ужасной осенней серости Бонна есть несколько маленьких приятностей. Например, можно надеть тёплые носки и пижаму в мишках, закутаться в плед и радоваться, после того как долго-долго бежал домой под дождиком от подруги. Или удивляться тому, как прямо перед твоими глазами за окном офиса выскочила яркая радуга. Причём самое-самое её начало, под которым по легенде закопан горшочек с золотом. Или, стуча зубами от вечернего холода на остановке, вспоминать прошлые выходные в Италии.

goroddva

В Вероне я оказалась совершенно неожиданно для самой себя. Измученный экзаменами организм жаждал одиночества подальше от западной Германии. Пять минут на оформление "blind booking", 20 минут на электричке от дома до аэропорта, потом здоровый сон в самолёте, ещё 20 минут на автобусе до центра Вероны. И можно вставать в очередь, чтобы пощупать потрёпанную бронзовую Джульетту за грудь. Товарищ Шекспир и не догадывался, сколько денег будут приносить туристы в казну города благодаря его "самой печальной на свете" повести.

Италия - не Германия. Это я поняла сразу. Во-первых, светит солнце. Во-вторых, итальянки похожи на женщин! Бусы, шёлковые платочки, сумочки, тщательно уложенные кудряшки и цок-цок-цок шпильками даже по брусчатке. Сразу хочется купить себе платье и накрасить губы. В-третьих, мужчины платят за женщин в ресторане (сколько ни топай ногами!)."I don't speak English", - говорит он тебе на настойчивую просьбу взять деньги. Хотя за минуту до этого рассказывал на английском историю Вероны. "А ты говоришь на итальянском? Нет? Ну вот и всё. Хочешь тирамису?". И никаких лишних поползновений в твою сторону.

Велосипедистов мало. Сплошные скутеры. На скамеечках перед церковью самозабвенно целуются парочки, и кругом признания в любви: на стенах, балконах, парапетах. Парижу такое и не снилось. Потрясающе бирюзового цвета река Адидже, огибающая центр города. Фонари горят здесь даже днём. Жители выгуливают маленьких собачек. А вдоль набережной - кусты роз.

Сменить сапоги со следами боннского дождя на лёгкие тапочки и нырнуть в первый переулок. Заблудиться в переплетении узких улочек, слушая звон колоколов. Подальше от туристов, подальше от всех. Главное, быть осторожным, переходя дорогу: страстные водительницы и водители могут проигнорировать пешеходный переход. В тратториях по-итальянски шумно. Здесь не умеют тихо говорить, уткнувшись в тарелки. "- Вина! - Красного или белого? - Красного! Две бутылки!" Кричат друг другу официантка и посетитель с разных концов стола. Проходя мимо очередной желатерии, не можешь удержаться и покупаешь несколько шариков итальянского мороженого в вафельном рожке. Садишься на ступеньки жилого дома и смотришь на прохожих, жмурясь от октябрьского солнца.

Час умиротворения в очаровательной базилике Сан-Дзено. Необычная статуя святого Зинона - улыбающегося покровителя города с рыбой в руках - и старинная фреска "Тайная вечеря": по столу перед апостолами бегут чёрные скорпионы. Здесь удивительно тихо для столь известного места. Вечерний концерт в Арене. Субботний рынок на мосту перед крепостью Кастельвеккио, приятным воспоминанием о котором стала пара бело-бирюзовых серёжек.

Плутая в гордом одиночестве по уличным хитросплетениям, случайно обнаружила Колодец любви. Не единой души вокруг: туристы больше полагаются на прелести Джульетты. На всякий случай кинула монетку. И через пару часов получила сообщение от человека из прошлого: "Ich vermisse dich". Человека, отношения с которым давно должны были завершиться. Человека, от которого подобного выражения эмоций нельзя было и ожидать. Как тут не поверить, что Верона творит чудеса. А по моему окошку на крыше дома опять стучит дождь.

signver
фотографии романтичного города )
la_natalia: (Default)

На Бонн внезапно шлёпнулась жара. Градусник возле дома показывает +31 вечером. Не пишется, не читается, не спится. Круглые сутки из Рейна торчат чьи-то макушки. Продвинутые местные жители спасаются вот этим :)

original

В двух шагах от дома обнаружила русский магазин – удивительное явление на стыке двух миров, культур и цивилизаций. На полках – пиво Балтика, халва, сгущённое молоко, пряники и кукурузные палочки. Есть даже родные чебоксарские конфеты. Цены в евро, подписи в латинской транскрипции: Gurken «Derevenskie ostrie». Кругом русские семейные пары с огромными арбузами и дынями. Покупать арбузы порезанными и завёрнутыми в полиэтилен - моветон. Русские выбирают тот, что побольше, позвонче – есть ещё какая-то сложная теория насчёт хвостика и «попки» - потом под мышку и домой. Разговоры в магазине – смесь русского и немецкого: - Чай хороший? - Да, 300 бойтелей (beutel – пакетик) - Ой, он в бойтелях? Я думала листовой.

Девушка на кассе: гелевые ногти, голубые тени, крестик на груди. Ожидаешь «Здравствуйте, пакет нужен?». А она: «Zwei und zwanzich Euro, bitte». И в моей голове опять что-то щёлкает. Кстати, цены там вполне даже ничего. И бородинский хлеб прекрасный. Надо заходить почаще :)


помидорки, конфетки, Принцесса Гита :) )

la_natalia: (Default)
panorama Украиночка Наташа, услышав об этом пункте в моём российском расписании, хмыкнула и попросила привезти ей какой-нибудь магнитик с названием города. Очень уж ей слово показалось смешным. Честно говоря, до поездки о Пензе я знала немногое: столица одного из регионов ПФО, стоит на реке Сура. Один из моих университетских преподавателей был пензяком (надеюсь, это так пишется). Вот собственно и всё, наверное.

После 3-часового сна и перелёта Дюссельдорф-Вена-Москва, блужданий в венском аэропорту и скоростной встречи с московскими друзьями, я оказалась в ночном автобусе с большими буквами ПЕНЗА на
лобовом стекле. Провести в нём предстояло каких-то 10 часов в положении  «зю». Нет, я бы, конечно, предпочла поезд. Но в этот раз сложилось именно так. Водитель оказался тем ещё эстетом и включил уставшим пассажирам чрезвычайно познавательный фильм про бандитов и полицейских российского производства. С первого этажа автобуса доносилось исконное: «Золотыыыыые куполаааа….» и «Ветер с моря дул». Ать, матушка-Россия! Ситуацию спасла попутчица, с которой мы мимо болтали всю дорогу, прерываясь на короткий сон. Говорили о России, Германии, Испании, фильмах Альмодовара и бабушках, которые продают блинчики вдоль трассы.

Пензяки оказались очень общительными людьми. За полдня:  1. Мне десяток раз показали дорогу 2. Несколько человек поговорили со мной «о жизни». 2. Рассказали, зачем нужны сталеварные карандаши. Но особенно запомнился дедок в курточке «Ямаха», который подсел ко мне на скамейке в парке. Попросив разрешения закурить, он стал жаловаться мне на некую студентку 3-го курса Дашку, которая, сволочь такая, уехала на Алтай и не берёт трубку. Подпольное имя Дашки – Мальвина. Именно так она записана в его телефоне. Чтобы жена не прочухала. С Дашей-Мальвиной 67-летнего мужчину связывают очень нежные отношения: они вместе пьют (повод находят без проблем). Вместе ночуют «в ментовке». Вместе ходят по дорогим ресторанам, где пронырливая девчушка заказывает дорогущие блюда. Дедок дарит ей мобильные телефоны и украшения. После очередной обильной попойки его забирают в госпиталь ветеранов войн («я старый вояка!»), где откачивают и категорически запрещают пить и курить (сказав это, он достал вторую сигарету, несмотря на мои протесты). На логичный вопрос: «Откуда деньги, Зин?» ушлый старичок начал, подмигивая, называть мне какие-то имена – видимо, местных авторитетов – и признался, что в этой жизни знает только два арифметических действия: отнимать и делить. После этих слов я, честно говоря, слегка струсила и вцепилась в свою сумку. Дедок и бровью не повёл, закончил рассказ и ушёл в банк. Брать кредит. Проценты там адские, но это единственное место, где, по его словам, в своём возрасте, он за 15 минут получает необходимую сумму.

В центре Пензы –  девушек на шпильках и в мини. Аж слепит. В центре Пензы – много разбитого асфальта. Аж больно. В центре – Пензы много обшарпанных старинных домов. В центре Пензы – на каждом шагу вай-фай, хоть и плохонький. В центре Пензы – много секонд-хендов: я насчитала штук пять, пока прогуливалась.  В центре Пензы – много цветов и скверов. В центре Пензы – много бутиков с такими вычурными туфельками, что немкам и не снилось. В центре Пензы я насчитала несколько ошибок на рекламных плакатах. В центре Пензы около здания Правительства на памятнике Ленину почему-то не подписано его вождя – или я «к старости слаба глазами стала». В центре Пензы есть драматический театр. Сходили с сестрой на «Вишнёвый сад». Показался слабеньким, честно говоря.

Вот так. А магнитик Наташе я купила первым делом, кстати.

картинки из Пензы )

la_natalia: (Default)

Загорелые ножки, палящее солнце, Волга – как море, а воздух можно резать ножом и подавать на серебряном блюде – летом Ульяновск превращается в настоящий курортный городок. Десятки голов торчат из воды в нескольких метрах от таблички «Купаться запрещено». Остальные отдыхающие жарят тела на песке. Молодняк лет четырнадцати пьёт Ягуар и обсуждает девчонок – жестяная баночка с дикой кошкой, по их мнению, делает их особенно соблазнительными для противоположного пола. Местные олигархи выкупают землю и озёра в отдалённых районах города, строят симпатичные турбазы, облагораживают территорию и берут 100 рублей за вход на пляж. И зачем ульяновцы едут на российские юга летом? Не понимаю.

Центр города подлатали: разноцветье и разнотравье на улице Гончарова, отреставрированный музей писателя, фонтанчики с подсветкой на Венце и куча новых кофеен и кафешек. Если не читать о бордюрно-плиточных скандалах в ульяновской прессе и не знать о закулисных интригах, всё кажется вполне даже симпатичным. Кроме асфальта – сплошной брррр... Но нашим девушкам-камикадзе наплевать: на высоченных шпильках и в экстремальном мини они преодолевают тектонические разломы, а иногда при этом несут подмышкой ребёнка. Видимо, отсутствие коней и горящих изб даёт о себе знать. Мужчины – в основном, так себе.

Не поняла заасфальтированной (а точнее «оплиточенной») территории возле Педуниверситета. По-моему, газончики, которые там когда-то были, в такую жару выглядели бы гораздо лучше. Сейчас же на площади можно проводить парады а-ля Северная Корея.

Саксофонисты в местных ресторанах приглашают на танец и рассказывают о гусях в Колорадо. Водители маршруток желают здоровья чихнувшим. И на каждом углу продаётся вкуснейший квас по 7 рублей за стаканчик.

Подруги и друзья делают карьеру, покупают себе машины и квартиры, выходят замуж, разводятся, воспитывают детей. В отличие от Германии здесь в 20 с хвостиком тебя уже считают достаточно взрослым для того, чтобы начать строить дом, делать детей и сажать деревья. В Бонне – в свои 25 я чувствую себя карапузом. Здесь – меня уже перевели в жуткую категорию «старородящих» (если я вообще когда-то добегу до повивальных бабок).

Почему все вдруг приобрели автомобили, мне стало понятно, когда я попыталась самостоятельно уехать домой за два часа до полуночи. Лето, центр, вечер. Автобусы исчезают с улиц. Одинокие дребезжащие газели до Нового города, проезжают раз в 10 минут и показывают пятые точки пассажиров в окошки. На единственное место в салоне (бывает редко) набегают толпы жителей, желающих заснуть сегодня в своей кровати на другом конце города. Через полчаса ожидания мне удалось уехать, разделив место с худенькой девушкой. Слава Богу, что ульяновские макдональдсы ещё не сделали из наших красавиц толстушек.

На даче в Помряськино под Ульяновском можно рвать огурцы с грядок и закусывать малиной с куста – это чудесно. В бане, обмазанные мёдом, мы с моей Катериной хлестали друг друга вениками и пили каркаде – чудесно вдвойне. А потом я плюхнулась в детский надувной бассейн с ледяной водой, прочувствовав Россию каждой клеточкой своего тела. Жаль, что в этом дачном раю размером в 4 сотки так много комаров…


foooooooto )
la_natalia: (Default)
Официально в Берлин я приехала на семинар по газетному дизайну. Неофициально - стереть впечатления от Берлина образца 2008-го года и заменить их новыми. Шучу, конечно. Но тот город четырёхлетней давности на самом деле не произвёл на нас ровным счётом никакого впечатления. Был дождь, был ветер, были серые квадратные дома, был дурной вид с крыши Рейхстага, а на площади перед Бранденбургскими воротами продавали либо отвратительные солёные бублики, либо некое фуа-гра по тоскливым для студенток ценам. А, может быть, дело было в том, что Берлин наступил сразу после безумного Амстердама и прекрасного Парижа, и сил на восхищение скучноватым немецким порядком просто не осталось.

Сейчас я смотрю в окошко на людей, бегущих с работы (левым глазом) и симпатичного аборигена напротив (правым глазом), и понимаю, как мы были не правы четыре года назад. Ирина Николаевна, Катрин, Катерина, официально заявляю вам: вы должны посетить Бэээрлин ещё раз! Здесь отлично! Может быть, виновато солнце. Может, то, что сейчас я могу позволить купить себе нечто получше солёного бублика (сладкий бублик, например). Может, то, что теперь я могу изъясняться на немецком. Может, то, что я давно не была в Париже и Амстердаме. Но мне здесь нравится! :)

Сегодня в метро музыкант скрипично исполнил «Подмосковные вечера», «Калинку-Малинку» и «Катюшу» (последнее мне было особенно неожиданно услышать), добрый дядечка-лесник покатал меня на своей зелёной машинке и показал диких кабанчиков, оленёнка и самое старое дерево Германии (900-летний дуб, между прочим). Я пробежалась по центральным улицам с магазинами, которые напомнили мне Манхэттен, разве что дома пониже (Катрин, привет второй раз!) Вчера ночью мы прогулялись вдоль Берлинской стены и набрели на Чекпойнт Чарли, и моя кожа покрылась мурашками от того количества эмоций и энергии, которыми наполнено это место. А позавчера с одногруппницей египтянкой мы повторили тот маршрут, который я уже когда-то проделала со своими сумасшедшими гугенотами в далёком 2008-ом (да-да, девочки мои, я о вас. Почему мы пропустили остатки стены в тот приезд? :) )

Какие-то дальние отделы моего головного мозга, оказывается, до сих пор хранили, на первый взгляд, ненужные знания: если повернуть вот тут – то можно увидеть здание Аэрофлота, а если перейти через дорогу от Рейхстага – то можно очень недорого и вкусно покушать. Последнее египтянка оценила особенно высоко. Милый поварёнок приготовил нам огромные порции печёного картофеля под сырным соусом, и застенчиво улыбнулся, протягивая тарелки. Было необычно: ужинать там, где мы сидели когда-то с девочками. Я ведь даже не задумывалась о том, что вернусь.

Меньше, чем через два часа начнётся матч между Россией и Польшей. Моника уже приготовила польский флаг. Я оказалась не такой предусмотрительной. Зато у меня есть платочки, которыми она будет вытирать слёзы после нашей победы :) К сожалению или счастью, во время игры меня не будет с ней рядом. Я решилась на небольшой эксперимент и иду смотреть футбол с незнакомцем с Каучсёрфинга. Надеюсь, он окажется интересным собеседником. Поэтому я допиваю последние глотки кофе и собираюсь в дорогу.

А дальше – фотографии этого замечательного города. С телефона, слегка обработанные в pixlr. Поэтому художественной ценности не представляют. Но я их всё равно подписала. На всякий случай :)



многофото )
la_natalia: (Default)


На католическую Пасху в Германии обещали дождь, ветер, холод и серость. Проводить четыре выходных дня в грустном Бонне не было никакого желания, поэтому, пересчитав монетки в кошельках, мы с подругой-иорданкой Токой решили куда-нибудь съездить. Хотелось лишь: 1. Чего-то новенького. 2. С минимальными расходами.

Вспомнили про Blind booking. Это чудесное предложение от Germanwings я впервые опробовала в 2010 году и неожиданно попала тогда в Лиссабон: 45 евро за авиабилет "туда-обратно" из Кёльна. За год с хвостиком цены, конечно, слегка поднялись. Сейчас за 60 евро желающие могут выбрать «пакет» городов из предложенных авиакомпанией, вычеркнуть несколько «ненужных» за 5 евро за штуку, указать подходящие даты поездки, количество попутчиков, оплатить и … вуаля! Можно начинать шерстить интернет на предмет интересных ресторанчиков и музеев.

Попеняв на нежелание Великобритании вступать в Шенген, мы с Токой попрощались с Лондоном (не хотелось делать лишнюю визу), перевели на счет Germanwings около 137 евро на двоих (120 евро - 2 билета + 5 евро с человека за вычеркнутый Лондон + 7 евро за транзакцию) и… с диким удовольствием узнали, что летим в Цюрих. Диким – потому что из всего представленного списка мы обе не были лишь в этом швейцарском городке и Копенгагене.

С местом проживания тоже повезло. Обнаружилось, что у моего знакомого в Цюрихе есть друг Дэниэл. Друг живёт один в квартире. Квартира в двух шагах от центра. Другу 30 с хвостиком, он прекрасно говорит по-немецки, по-английски, имеет широкую душу и профайл на CouchSurfing-е (достаточно известный в определённых кругах сайт, на котором можно найти квартирку для ночёвки в незнакомом городе совершенно безвозмездно). Последнее означало, что друг совершенно не против приютить 2 очаровательных девочек на 3 ночи выдать им полотенца и одеяла, а главное – что другу можно доверять.

Взяв под мышку жестяную коробку с Харибо (мармеладные мишки, мэйд ин Бонн, подарок Дэниэлу), мы отправились в Цюрих. Подробно рассказывать о поездке мне не хочется, перечислю лишь основные впечатления.
эмоции и фото )
la_natalia: (Default)

Хорошо, что есть соседи. Ещё лучше, если соседи заботливые. А то как-то совсем неприятно в одиночестве сидеть в комнате, непрерывно чихать, бороться шумом в ушах и одновременно разбираться в  учебной белиберде на трёх языках. Экзамены ж скооооооро. Соседи приносят апельсинки, гладят по головке, целуют в щёчку и даже кормят суши и японским супчиком. Есть у нас тут Тецу – «золотые руки и не менее золотое сердце» (я же говорю, мужчины здесь готовят лучше и чаще женщин), который сварганил обед, выдал тарелку и насильно заставлял «скушать ещё кусочек». Ай спасибо, а то русская тётенька захворала и желания обниматься с кастрюлей на кухне нет никакого.

А вообще, в Бонн понемногу приходит весна. Одуревшие от счастья птицы начинают петь уже в 2 часа ночи, днём температура поднимается выше 10 градусов, а под окнами венесуэльца зеленеет дерево. Красота. Пару дней назад по-весеннему радостно светило солнце, и очередная соседка (болгарочка М.) вытащила меня на прогулку в Aachen или Ахен, если по-русски. Напишу-ка про него, а то потом забуду, да и паузу в книгочтении надо бы сделать.

Ахен – премилейший городок в 1,5 часах езды от Бонна. Очень у него расположение удачное: прыгнешь в одну сторону – ты в Нидерландах, прыгнешь в другую – бац, уже Бельгия. До официальной точки пересечения границ мы идти не стали, перенесли эту затею на лето. Решили просто навернуть круги по старинным улочкам на пару часиков. Получилось душевно. Ходишь, любуешься на всю эту типичную западноевропейскую красотень и вздыхаешь так: «Аааааах…» На то он и Аахен, не понимаю, почему в русском написании одну букву посчитали лишней, лично я бы несколько добавила.

В Ахене есть известный университет с кучей студентов со всего мира,  горячие минеральные источники, популярные местные пряники, необычная ратуша, симпатичный собор и странные памятники на каждом шагу. Есть, конечно, широкая улица со стандартными магазинами (как практически в любом немецком городе), разноцветные миниатюрные домики, миллион витрин со всякими мимимишными (ой, как не люблю это слово, но оно как нельзя лучше подходит в данном случае) штучками и аппетитными пироженками и пряничками, на которые хочется спустить все деньги (но я сильная, я сдержалась и не попробовала ни одного!)

Карты у нас не было, поэтому, выйдя из здания главного вокзала, мы стали крутить головами в поисках указателей. Нашли вполне такую чёткую и понятную надпись: «Все направления». Указатель не обманул. Хотя откуда ему было знать, что нам надо.


картинки из А-а-ахена )

la_natalia: (Default)



В кенгурячем кармане моего костюма хрюшки – килограмм сладостей, собранных в неравном бою с немецкими киндерами. Вместо обеда я сжевала уже пятую шоколадку (маленькую), ругаю себя последними словами, но помогает, честно говоря, слабо. Надо срочно выходить в дальнее плавание по общежитию и кормить соседей вредными жирами и углеводами (или что там в этих ярких фантиках?).

Теперь поясняю первую фразу. В Кёльне заканчивается карнавал. Начался он 11.11.11 в 11.11, об этом я писала. (вот тут). Нет, не сказать, конечно, что 4 месяца все пели и веселились. Но изредка по выходным можно было наблюдать странных личностей в цветастых нарядах, вываливающихся из баров и кафе. Причём личностям обычно идёт пятый десяток. Но это не мешает рисовать им всякие неприличности на лицах и громко петь немецкие народные песни деревенского характера.

Сегодня пик карнавального безумства – Розенмонтаг. В трёх словах: Пьют. Наряжаются. Все (ладно, почти все). Насчёт «пьют»: в Кёльне пьют кёльш (пиво такое светлое, традиционное, гордость каждого истинного жителя этого города), чего я не понимаю. На улице пусть и тропики по сравнению с Россией (на деле ночью минус), но пиво холодное хлестать в феврале – как-то не комильфо. Лично я выпила капуччино в кафешке. Хорошая девочка.

Насчёт «наряжаются». Некоторые любители карнавала готовят свой костюм в течение целого года. О, это тяжкий труд – придумать что-то оригинальное и крышесносительное. На свет рождаются шедевры вроде реалистичного «душа» (душевая насадка на голове и занавесочка вокруг) или концептуального «рождения» (розовый халат, торчит своя голова, около головы – искусственные женские ноги в разные стороны). Те, кто дурью подобными фантазиями не страдает, идут за пару недель до праздника в ближайший универмаг и покупают там весёлую тряпочку низкого качества по бешеной цене. В моде монахи и монашки (некоторые делают их беременными, карнавал всё-таки пошлый праздник), полицейские, пчёлки, заключённые, клоуны, гусары, хиппи. Писк этого сезона – смурфики. Насчитала их сегодня несколько десятков.

Мы с Н. Пошли вторым путём, то бишь в Кауфхоф. Где приобрели два персиковых костюма свинок. Почему свинок? 1. Они тёплые. Эдакая плюшевая пижама со штанишками и длинными рукавами, плюс свинячья голова вместо шапочки. 2. На них была скидка 50%, то есть достались нам почти даром. 3. Я была против вызывающей вульгарности в виде медсестёр или морячек. 4. Ирония над самими собой – в Германии мы упорно пухлеем, несмотря на активный спорт. 5. На пузе у свинок – кармашек. В кармашке – маленький поросёнок-ребёнок с глазами-бусинками. Ну как было не умилиться? Мы умилились. 6. У них есть хвостики.

В общем, стали мы мисс Пигги. Кстати, свиньи не особо популярны. За день мы встретили всего троих кабанчиков-мужчин. Девушки всё как-то больше тяготеют к жёстким формам сексуальности и надевают полицейские фуражки и опасное мини (несмотря на несколькометровые обхваты бёдер – подумаешь, мелочь какая).

Ради чего затевается Розенмонтаг? Нет, там, уверена, есть какая-то длинная и умная предыстория, но сегодня все идут пить и собирать конфеты. То есть в центре города перекрывают улицы зигзагом. По этому пути медленно движется процессия: машины, ряженые, музыканты, люди с политическими и не очень плакатами, огромные куклы, сумасшедшие с куропатками на голове, а самое главное -  раздаватели и раскидыватели конфет. Вдоль дороги стоят страждущие карнавалящиеся с огромными пакетами, которые во что бы то ни стало должны заполучить шоколадку с надписью Кёлле Алааф (кодовая фраза кёльнского карнавала), иначе «жизнь не удалась». Ради этого они прыгают, скалятся, визжат, машут руками, призывно стреляют глазками, прикрываются детьми (типа, малолетним дают больше конфет). Насобирать можно очень много. Главное – разработать правильную тактику.

Мы поддались всеобщему безумству. Чемпионом оказалась Н. То ли её позиция была наиболее стратегической, то ли костюм произвёл приятное впечатление, то ли глазками стрелять умеет лучше всех, то ли просто потому что симпатичная блондинка (лично я склоняюсь к этому варианту), но домой Н. ушла с ворохом цветов (их там тоже раздают. За поцелуи) и оттопыривающимся кенгуриным карманом конфет. Всё-таки наши костюмы оказались верным выбором.

Домой, в родную деревеньку, мы ретировались по-быстрому. Ехать в поезде с пьяными ослами, козлами и медведями (это костюмы такие) не хотелось.

ПС с завтрашнего дня начинается работа и подготовка к экзаменам. Костюм хрюшки откладывается до лучших времён. Буду периодически надевать в целях предоствращения ночного рейда на холодильник.

много фото нет, так как, во-первых, разрядился фотоаппарат. во-вторых, руки были заняты сбором конфет. фото свинячег о костюма тоже нет - анонимность как-никак.



и остальные фото )

la_natalia: (Default)
Когда я рассказала своим местным знакомым о планах на субботу, они дважды сказали «хм». Странными им показались, во-первых, выбор Дортмунда в качестве места для субботней прогулки, а, во-вторых, моё желание  отправиться туда в одиночестве.
 
На самом деле за эти несколько месяцев я слегка устала от постоянной толпы разнокалиберных студентов  (как на учёбе, так и в общежитии), устала постоянно переключаться с языка на язык и  вообще разговаривать. Неделя “Medienpraxis” стала эдакой финишной ленточкой, после которой я поняла – надо отдышаться. Молча подышать свежим воздухом. Желательно где-нибудь в незнакомых декорациях.
 
Благо, всех студентов Бонна обеспечивают проездными, позволяющими путешествовать по всей земле Норд Райн-Вестфалия без ограничений. Платишь небольшую сумму в начале семестра – и катаешься туда-сюда на всех видах транспорта (кроме скоростных и международных поездов) сколько влезет. А после 7 вечера в будни, по выходным и праздникам ещё и друга-подружку можешь прихватить  «забесплатно».
 
Изучив города NRW и отбросив Кёльн с Дюссельдорфом за их «попсовость», а Аахен просто за то, что я там уже была, я остановилась на Дортмунде. Всего 2 часа 15 минут от Бонна, 1 пересадка и стандартный набор: Альтштадт, рождественский рынок, несколько церквей и музеев. В общем, как в любом немецком городке. По числу жителей Дортмунд  примерно равен Ульяновску и входит в 10-у крупнейших городов Германии (если верить Википедии и информации за 2008 год). Являясь частью промышленной Рурской области, он реже становится мишенью для туристов, которые обычно предпочитают поохать над грандиозностью Собора в Кёльне или пройтись по многочисленным магазинам  Дюссельдорфа.

Лирическое отступление: Что мне нравится в работе туристических ведомств немецких городов, так это то, что ты всегда можешь найти интересующую тебя информацию на одном сайте, включая режим работы достопримечательностей, особенности транспортной системы, путеводитель по отелям, ресторанам и магазинам, а самое интересное – разработанные маршруты “Что можно увидеть за 1 день (2, 3, 4 дня, выходные) в городe N?”  Распечатал вместе с картой и наслаждайся. Отсутствие принтера (и айфона) тоже не проблема. Возле вокзала обязательно будет туристическое бюро, в котором тебе и карту бесплатную выдадут, и всё подробно объяснят. Так, в славном городе Дортмунде карты я получила от двух симпатичных и улыбчивых молодых людей. Мелочь, а приятно.
 
Дортмунд встретил меня песнями и танцами футбольных фанатов, которые оккупировали электрички, чтобы попасть на матч Боруссия – Шальке. На первом этаже регионального поезда ехала Наташа в компании благочестивых старушек, а наверху бегемотиками скакали и ишаками горланили любители футбола. Явственно слышалось только слово “Scheisse”. Примерно такая же катавасия наблюдалась и на улицах города. Причём поклонников Боруссии в жёлто-чёрных майках было несравнимо больше, чем фанатов Шальке в бело-синих футболках с гордой надписью «Газпром» на пузе.
 

фото и впечатления )

la_natalia: (Default)
Кёльнский карнавал – это нечто среднее между американским Хэллоуином, российским Новым годом, помноженное на какое-то языческое безумие. Ровно в 11-11 11-го числа 11-го месяца начинается это пёстро-попугаистое «чёртизнаетчто» и продолжается вплоть до февраля. Естественно (и слава Всевышнему)  подобные массовые гуляния и конкурсы «кто кого перепьёт и перекричит» случаются не каждый день, а лишь по определённым датам.
 
По вполне понятным причинам – число единичек увеличилось на две – карнавал этого года стал особенно значимым. Ну как было пропустить? Значимость  почувствовала сразу, как только села в поезд до Кёльна. Он ехал медленно, периодически останавливался и, кажется, совсем не собирался следовать заботливо составленному расписанию. Ладно хоть заданный курс держал, спасибо и на этом.


Read more... )
la_natalia: (Default)
Что вы делаете со старыми вещами? Лично я три вещи – 1. Выкидываю. 2. Отдаю в детский дом. 3. Храню до победного. А немцы – организуют Flohmarkt-ы, то бишь блошиные рынки, к которым до сегодняшнего дня я почему-то относилась с предубеждением. Оказалось, это целый культурный пласт со своими “rules and regulations”.

Взять, например, тот же Бонн. Примерно раз в месяц по субботам в парке на берегу Рейна собираются все желающие очистить дом от ненужных предметов и просто приятно провести время. Причём собираются не хаотично, а по определённым правилам: за каждый квадратный метр «торговой площади» организаторы Блошиного рынка получают около 6,5 евро. Отдельно оплачивается сбор за вывоз мусора. Дети до 14 лет, которые хотят самостоятельно подзаработать, получают по 2 бесплатных метра. Желающих – не просто сотни, а целые тысячи. Вот здесь можно посмотреть план размещения - http://www.flohmarkt.rheinaue.de/htm/lageplan.htm

Обустройство торговых зон начинается в пятницу, а уже в 8 утра в субботу в направлении рынка устремляются толпы немцев (а так же русских, турков, итальянцев и многих других) с чемоданами на колёсиках. Да-да! Самые подготовленные личности приходят сюда именно с чемоданами на колёсиках, которые потом битком набивают одеждой, обувью, книгами, посудой, бытовой техникой, игрушками, антиквариатом, электроникой, коллекционными моделями автомобилей, картинами, пластинками, купленными по действительно смешным ценам. Продавцы жуют бутерброды и читают книги, нисколько не беспокоясь о том, что кто-то может утащить вещи со стола.

Недалеко от рынка стоят палатки с едой, дежурит красный крест, установлены биотуалеты, Короче, созданы все условия для обмена денег на товар. Кажется,  что при желании здесь можно найти всё, что угодно. В хорошую погоду бродить по этому рынку и рассматривать ассортимент – одно удовольствие :)




la_natalia: (Default)
Часто говорят, что Германия однотипная и невзрачная. А её жители – скучные и однообразные. Хочу возразить: Немцы на удивление свободно обращаются с цветами и формами. И в первую очередь, это касается мебели. Однообразием здесь и не пахнет. Ярко-красные кресла, собранные из грубых металлических конструкций и неожиданной соломы, украшают музейные залы и требуя в свои объятия пятые точки посетителей. Оранжевые диваны всевозможных конфигураций встречаются не только в модных кафе, но и в административных зданиях - по соседству с абстрактными картинами и сюрреалистичными скульптурами в головокружительную точечку. В паре шагов от кабинета Премьер-министра может висеть коллаж из детских рисунков во всю стену.
 
Российские чиновники, на мой взгляд, в этом плане придерживаются классических канонов: деревянный пол покрыт красной ковровой дорожкой или одноцветным ковром, на котором стоят плюшевые или драповые кресла, окна драпируются полупрозрачным тюлем или портьерами с бахромой, а в живописи приветствуется столь же классический реализм. Сравнение провожу лишь на основе собственных впечатлений (ульяновских в основном). И что лучше – проводить заседание на высоких барных стульях или в мягких креслах – решать не мне, а тем, кто на эти заседания ходит.
 
Сегодня Дюссельдорф в очередной раз распахнул для меня (а точнее для нас – целой группы студентов) свои ворота. Das Duesseldorfer Stadttor, где мы побывали, дословно означает «Ворота Дюссельдорфа». Однако если в Средние века подобный «вход в город» нёс в первую очередь защитные функции, то  сейчас это 80-метровое здание из стекла, стали, дерева и камня – имиджевый элемент архитектуры. Стекла здесь не просто много, его невообразимо много! По официальным данным, более 30 тысяч квадратных метров поверхности покрыто этим, на первый взгляд непрочным материалом.
 
На этом месте все уважающие себя домохозяйки должны закричать: Ой, а как же чистить-то?! Ведь, наверняка, не у всех немцев стерильные пальцы, а пролетающие мимо птички не думают о том, когда и где они заканчивают пищеварительный процесс. В общем, если правильно поняла гида, очисткой стёкол (только стёкол!) здания, занимаются три компании. Одна драит внешнюю поверхность (полная очистка занимает 3 месяца), другая – отмывает от грязи внутреннюю поверхность (около 2 месяцев), а третья – проклинает работников, пачкающих окна и стеклянные стены внутри офисов.
 
Кстати, о работниках. Основная важная персона, которая может дать адрес Das Duesseldorfer Stadttor в качестве места работы – премьер-министр земли Северный Рейн-Вестфалия Ханнелоре Крафт. Её канцелярия располагается именно в этом здании. Офисы также снимает ряд частных врачей, консалтинговые фирмы, юридические конторы, агентство по недвижимости и т д. Есть свой ресторан.
 
Ещё одна удивительна деталь – здание располагается прямо над автомобильным тоннелем. Но, несмотря на свой далеко не маленький вес (несколько тысяч тонн), не проваливается под землю. Дело в том, что основная тяжесть приходится на опоры по сторонам тоннеля, врытые на много метров под землю. А система проветривания и отопления здания настолько сложна и запутанная, что даже начинать говорить об этом не стоит.
 
Однако несмотря на все расходы, которых требует содержание здания, квадратный метр офисных помещений здесь стоит где-то 18 евро в месяц. Однозначно утверждать не могу, гид так и сыпал цифрами. В голове всё перемешалось. Вот, кстати, собственный сайт «Ворот» http://www.stadttor.de/



Profile

la_natalia: (Default)
la_natalia

May 2013

S M T W T F S
    1234
5 67891011
121314 15161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:22 am
Powered by Dreamwidth Studios